?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Я напишу о сгущенке. Сгущенка у меня из детства. Когда я была…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Я напишу о сгущенке.

Сгущенка у меня из детства.
Когда я была маленькая и ела сгущенку,
мне всегда нравилось смотреть,
как длиииинная капля с ложечки
стекает обратно в банку
и там немного извивается
перед тем как слиться самой с собой.
А когда сгущенку кладешь в кофе
надо обязательно двигать ложкой в разные стороны
и эта длииииинная капля,
как ленточка гимнастки,
повторяет каждое твое движение,
ложась причудливыми крендельками на поверхность
и постепенно тонет в темноте и глубине кофе
который не светлеет ни капли, пока не размешаешь
всё, что станцевало на дно чашки.

Сегодня я думала, стуча по консервному ножу,
перпендикулярному банке - как же хорошо,
что я умею открывать консервы.
Хоть какая-то от меня польза
хоть в чем-то самостоятельность.

А потом я ела сгущенку с хлебом
и варила макароны, чтобы положить в них кетчуп
а не сгущенку - вы что,
я не извращенка.
Я только колбасу с шоколадом ем,
но макароны со сгущенкой - это уже слишком.
Теперь они, с кетчупом, стоят рядом.
Потому что кетчуп не тот, что я люблю.
И макароны намешаны двух разных форм и размеров,
поэтому одни твердые вторые мягкие.
Я люблю те, что твердые,
но только когда они не твердые.
Их было слишком мало, и я добавила тех, что мягкие.
А это уже совсем другая история.
Это не то, что я люблю. А то, что я не люблю - я не ем.
Наверное поэтому я тебя кусала постоянно.


Я стала жрать как конь.
Наверное, этим и отличается моё "люблю" от моего "не люблю".
Когда я люблю - я худею.
Потому что когда я люблю, нервы на пределе
и я просто не могу есть.
Я ем очень хорошо уже две недели,
но пока ни потолстела ни на грамм.
Ну ладно, может быть на грамм и потолстела
у меня нет весов.
Но я взвешивалась у Дарины
и вышло даже меньше,
чем было на море. Где я вообще не ела.

То есть остается ещё вероятность, что я люблю.

А ты, ты? Как ты посмел вернуться в мою голову
и даже не постучал.
Если бы ты постучал мне по голове, я бы тебя пнула.
Или укусила. Или у меня ещё есть ногти.
Но ты даже не постучал, прокрался незаметно
и вот пожалуйста - через две недели - снова здорово.
Хотя наверно ты так незаметно оказался в моей голове
только потому, что ты оттуда и не уходил.
Падла, сгинь!

Особенно сны. Да, я поняла, ты прятался в них.
Днем тебя видно не было почти
а вот по ночам ты здорово резвился с моим неконтролируемым сознанием.

Ах да, это я о сгущенке.
Есть ещё варёная сгущенка.
Её я ненавижу.
Я не понимаю, как её вообще могут звать сгущенкой,
это ведь две абсолютно разные вещи.
Коричневую вязкую массу я - фу.
Моя сгущенка - это та,
что в сине-бело-голубой баночке
с надписью про молоко сгущенное с сахаром,
с такими ромбоквадратиками неполными.
Оно из детства. В детстве мне никто не давал
попробовать вареную сгущенку.
Я о ней не знала, я её не хотела.
Однажды, когда мне было лет шесть-семь - возраст экспериментов,
когда начинаешь прекращать
принимать мир таким, как он есть
и хочешь сотворить что-то своё и особенное, -
бабушка обмолвилась о том,
что ириски делают из сгущенки.
Для этого её очень долго варят.
Я любила ириски. Конечно же, я сразу потребовала
доказать и показать.
Бабушка послушно положила банку сгущенки в кастрюлю с водой
и стала варить.
Получилось что-то вроде каши из топора -
когда мы открыли банку через несколько часов
(а несколько часов ожидания чуда в детстве - это вечность)
там не было никакой большой ириски, как я ожидала.
Там была всё та же сгущенка. Но я любила сгущенку
и не очень расстроилась.
Однако верить в то, что она способна породить собой ириски - перестала.

Когда я попробовала настоящую вареную сгущенку,
разочарование мое было так велико, что...
Ну как так - она совсем не вкусная,
я съела всего ложку и больше совсем не хочу
а тут ещё целая невкусная банка.

С тех пор я презираю вареную сгущенку
всей душой, всем сердцем.
И в мороженом, и в глазированных сырках,
и в пирожных. Куда её ни положи - презрение будет столь велико,
что распространится на весь продукт.

А сине-бело-голубая цвета топленого молока сгущенка
за длииииинной ленточной каплей которой можно наблюдать часами
люди просто не догадываются, что она ничуть не хуже огня,
воды и работы другого человека...
Она на всю жизнь останется в моем сердце.

А ты... Надеюсь, что нет.

Хотя вспомнив о детстве и сгущенке,
я вспомнила ещё и о сказках.
А там принц всегда один
от начала до конца.
Принцессы не ошибаются,
а только проходят от начала до счастливого конца
нереальную кучу трудностей.
Я, конечно, не принцесса.
Но в сказку тоже хочу.

Да ладно, я не намекаю...
Я всего лишь о сгущенке.
* * *