?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


И вновь весь день я на ногах. Трамвай, через речку к поликлинике,…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
И вновь весь день я на ногах.

Трамвай, через речку к поликлинике,
(на той речке столько кусочков
прошлого
и я как-то слишком рано пришла их собирать
зачастила в то место
но с Дариной было не до кусочков
а вот сегодня вспомнила, как мы ходили летом в очередной раз за моими справками
и я с горочки сбежала к речке
где паслись уточки, вернее сушились и загорали
и стояла и смотрела, хотела вечность, но Жариков пригрозил, что сейчас вообще без меня уйдет,
потом схватил меня за руку и за всё остальное
и как маленького ребенка потащил меня в гору
или сзади толкал, я уж не помню.
Но случай такой был, с уточками,
и вспомнился мне, когда я проходила у того спуска к воде,
сегодня вместо водоплавающих там паслись голуби.
Утя только одна проплывала мимо, но на берег выйти не рискнула.
Все чужие,
как я её понимаю...)

Так вот, я пошла в поликлинику
и два часа в очереди.
Там я ненавидела детей и мысленно называла каждого орущего бегающего лопочущего падающего ребенка "ОНО". Это можно было бы объяснить с точки зрения биологии как-нибудь, но мне лень.


Под конец в очереди появилась девочка,
маленькая, серьезная, с русо-длинноватыми при её росте, до плеч, волосами
с завитушками на самых кончиках.
Она ходила молча сама по себе
в джинсовом сарафанчике, розовых колготках и туфельках-сандаликах,
подходила к двери, серьезно смотрела на нее, наклоняя голову.
Очень напоминала меня в детстве,
хотя я не очень знаю, как выглядела в детстве со стороны.

Эту девочку позвала мама
да так, что я аж обернулась. Потому что Вероника.

А потом глуповатый мальчик, который раздражал всех треском колес
своей машинки, которую вжик-вжик бессмысленно катал по скамеечке, на которой сидел,
этот мальчик подошел и до нее доебался. Сначала орал ей что-то на ухо.
Вероника смотрела удивленно, как я обычно смотрю - поднимаешь брови и с легким презрением так,
хотя мне не видно было лица девочки, когда она поворачивала голову к глуповатому,
но я точно знаю, какое при таких обстоятельствах должно быть лицо.
Она смотрела на него, он замолкал
она отворачивалась снова к двери кабинета, наклоняла голову и так стояла
пока он снова не начинал орать от нехватки её внимания.
Потом он возил машинку по стенке, к которой Вероника была прислонена.
Она отошла, потом вернулась и строго сказала: я тебе не стенка! Я человек!
Он стал возить машинку по стенке, которая НЕ человек,
Вероника попыталась объяснить ему абсурдность сего деяния,
он стал ещё и орать какое-то не очень громкое и такое же убедительное (не очень)
блблблблблбаоллбабл.
Тогда Вероника направилась к маме
и по дороге сделала фэйспалм. Двойной.
Это просто чудо, а не ребенок,
она идеальна.
Её маме я улыбалась не раз, а она мне в ответ.

Вот таких детей я не ненавижу, такие мне даже нравятся,
мне не стыдно, что они носят мое имя,
я даже немножко горжусь.

Врач сказала, что горло у меня вообще беда
никудышное.
Послала на процедуры,
этим мой поход к врачу, часть первая, поликлиника 14,
завершился.
И сразу же началась часть вторая
на трамвае я приехала в процедурную и побежала
к физиотерапевту и сразу в кабинет лечиться.

Я поняла неожиданно,
что процедуры эти я очень люблю.
Когда добрые бабушки подключают-вручают тебе
всякие нательные обогреватели
а сами сидят по соседству за столом
и ведут приглушенным голосом беседы о жизни.
Там можно узнать много жизненных историй и новостей.

Сначала я была в комнатушке
где статичные железно-большие аппараты
которые умеют греть и звенеть-греметь доисторическим таймером.
Но мой так не делал, мой грел мне нос
и отключился не сам, а с помощью всё той же доброй бабушки.
Потом она послала меня в кабинку номер пять
стены которой и дверь - оранжевые шторы.
По соседству уже кто-то лежал, тоже девочка
видимо одиннадцатый класс.
Не спрашивайте как я определила,
скажу только - я у нее не спрашивала.
И вы у меня не спрашивайте, военная тайна.

Сегодня я была за шторкой впервые
и не было с собою простыни.
Так мне дали. Чистую, крахмальную,
белую, с синим
узором из надписей "минздрав".
Сказали до пояса раздеться
а снизу - до носков.
Под спину и на грудь положили теплые подушечки
завернули меня в простыню.
Всё та же добрая бабушка.
И включила аппарат, и стало колоться.
Хотя было не очень приятно, всё равно я лежала и думала -
это ведь я больше всего люблю
лежать, ничего не делать, думать ни о чем,
даже если и колется теплая подушка на груди.
Придавленная, кстати, чем-то тяжелым
по ощущением - доской,
но грудью я могу неправильно ощущать
она ведь не сердце - всего лишь грудь.
Хотя кому-то это важнее, я знаю,
но ведь я о чувствах.

А вот тубус мне противен,
но всего минута ведь - можно потерпеть
эту желтую трубку света с мерзким привкусом во рту.

Я так люблю этот домик
кирпичный во дворах
такой как все, низкий
но особенный - у него над одним крылечком есть замурованная дверь
и только над вторым - настоящая.
Зимой я шла со стороны улицы и даже нечаянно перепутала
зашла на ступеньки - уперлась в стенку.
То был вечер, тоже сразу после поликлиники...

Я люблю, как солнце сочится в эти окошки
лучики солнца щекочут линолеум
и в целом так всё чисто, уютно и старо,
что чувствуешь себя маленькой девочкой.

И вспоминается зима,
наверно был январь.
Были добрые гардеробщицы - тоже бабушки.
Сейчас гардероб закрыт.
И свет в окнах через желтеющие листья чуть золотистее, чем тогда.

И выходя оттуда, я не должна никому позвонить.
В общем всё как в январе, но только совсем иначе.
Как будто половины меня нет.
И от этого грустновато.

Снова пришла осень
снова свела с ума
эта осень ведь сводит меня с ума, да?

Ребят, настоятельно советую
посетить улицу Буденного.
Потому что если вы не видели эти клумбы
(львиная доля которых - в маленьких двориков между маленьких желтых домиков)
значит, вы не видели клумбы.
И пускай там нет моих любимых космей в большом количестве,
а есть только в небольшом.
Главное - коврики из белоснежных медовых цветочков,
я уже не раз о них говорила - над таким ковриком
всегда чуть в стороне стоит облако
напоенный медом воздух. Хочется остаться жить
в этом слое атмосферы.
И дышать, дышать, дышать.

Узкие плиточные дорожки
и один цветок заставил меня обернуться
сидевшей на нем бабочкой.
Я не могла противостоять ему,
он нашел мое слабое место.
Бабочка была сказочная, хотя совсем обычная. Павлиний глаз, говорят.
Но эти плавные и четкие при этом движения крылышками,
это невозмутимое спокойствие,
когда лапки под крыльями уверенно и царственно переступают с лепестка на лепесток...
Нельзя не засмотреться, нельзя.

Были и бархатцы. Самые осенние в мире цветы.
И разные ещё шарообразные ажурные
высокие цветы-кусты и непонятые никем одиночки.
И этот лес по высоте - до первого этажа, до окон.

Из-под ног покатились
от порыва ветра листья
и воробьи.

Переходила дорогу - смотрела вправо
параллельно взгляду
параллельно улице
аллея деревьев
контраст лимонных ясеней и бирюзового неба.

От ковра на земле исходит сухой кисловато-теплый аромат.
Подножные шорохи прорываются через наушники.


Клены уже насорить успели
на детской площадке между качелей.
Гладкие каштаны на дороге
блестят на солнце, я за ними нагибаюсь -
прохладные в руках.

И сказочная картина
абсолютно пустой и собственный
мой двор.

Я больше не голодная
сливки
сушки
и киш-миш
спасли меня, не жевавшую со времен десяти утра.

***

А ещё я всё думаю, философствую.
И понимаю, что чтобы жить
разнообразие и свобода мне нужны как воздух
иначе, если без них, если рутина обязательная
я посинею и умру.
* * *