?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Немножко грустно. Но это пройдет. Больше всего бесят люди в…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Немножко грустно. Но это пройдет.

Больше всего бесят люди в общественном транспорте. Так-то я против людей уже почти ничего не имею. Но в транспорте у меня каждый раз происходит рецидив того, что было скажем прошлым летом. Ну в общем НЕНАВИСТЬ КАПС. И сколько ни пытаюсь глядеть в окно - не могу отвлечься от громкоговорящего мужика справа от меня. Вместо того чтобы сосредоточиться на музыке, я краем глаза вижу как он делает ногами
 
так. Потому что то нервничает, то просто надо сдвинуть ноги вместе чтобы положить на них бумажку и что-то на ней записать. Ну в общем не знаю точно что у него были за мотивы, но факт остается фактом - ноги его на месте не стояли.

Может, конечно, мужик был очень крутой бизнесмен у которого сломался личный вертолет. Он нервничал потому что сто лет не ездил в троллейбусах с жалкими смертными. Он потерял портфель и ассистента, а разговор по телефону был очень важный и решал судьбу миллионов долларов. Мужик записывал на бумажку очень важное содержание суперсекретной документации, нелепо сдвинув ноги и высунув кончик застрахованного языка. Может.
Но я...
Вместо того чтобы думать философские мысли о том, что в этом городе у каждого дома своя речка, на каждой речке бегают свои бегунки и гадят свои собаки, - вместо этого я сижу парализованная страхом, что вот он до меня дотронется сейчас. Сильно. Локтем. Потому что он роется в карманах. В одном кармане - том, что с моей стороны. При этом говорит. Всё ещё громко. Достает из кармана то бумажку, то ручку. Кладет бумажку. Снова достает. И так всю дорогу.
Я села к нему, потому что испугалась саквояжа. Он стоял какой-то коричневый, старинный и ничейный, и я было села рядом. Но потом решила - а вдруг там бомба. И тогда если я пойду в другой конец троллейбуса - я не взорвусь. И пошла и села к этому вот мужику. И вместо речек и бегунков думала то о суперспособности парализовать людей взглядом - тогда этот мужик замер бы и заткнулся до тех пор пока я не выйду, - то о том как я выхожу из троллейбуса а он у меня за спиной значит взрывается, и я такая вся в замедленной съемке, волосы развеваются (хотя у меня сегодня был куцый зализанный хвостик, нечему там было развеваться, чёлке разве что, но она это делает всегда нелепо), дым клубится, осколки разлетаются, а в меня ни один не попадает... И я такая пересаживаюсь на автобус и еду себе дальше на курсы.
Ну в общем фантазия у меня, что сказать. Я себе постоянно приключения придумываю, живу где-то внутри своего сознания, и такая у меня там насыщенная жизнь яркая красочная удивительная, прямо как в кино, хотя сама я тем временем по улице по делам иду.

У меня яблочно-виноградный сок и угрызения совести, потому что его наверняка Лера принесла, которая моя сестра четвероюродная. Она снова у нас ночует и бабушка говорит что она со мной пообщаться снова приехала. А я её уже который раз вот так динамлю - сижу занимаюсь своими делами. Просто в последний раз когда мы с ней говорили, она меня просто довела своей бестактностью. И это был раз отнюдь не первый. Я конечно виду не подаю, но общаться с ней, сами понимаете, никакого желания не имею.
И вот яблочно-виноградный сок слишком сладкий а угрызения слишком противные. А выбить совести зубы, чтоб она меня нежно обсасывала - это я не умею. Да и вообще, не люблю я слюни.


И ещё - я теперь совсем не сдаюсь.
И да, я собираюсь делать сумасшедшие вещи. И я уверена, что всё получится.
Но рассказать об этом хоть кому-то - значит обречь всё на здоровенную неудачу. Поэтому - никому и никогда.

Я это не для того чтобы заинтриговать, а просто потому что я себя такооой дурной чувствую. На всю голову просто.
Но без этого я была бы не я.

Луна второй день в облаках прячется. Мне кажется, она догадывается, что я замышляю. И боится.
Что ж, не стоит бояться, дорогая, лучше просто помоги.

И да, так просто меня с намеченного пути не собьешь. Я не привыкла позволять отбирать свои мечты и разворачивать меня в противоположную сторону от цели.
Я привыкла нести далекозаполуночный бред, но сломать меня больше не получится.

И снова я о своем. Однажды вы узнаете.
А пока что я вас уверяю: скоро распустятся листья, белые деревья и сирень. И во что угодно верить станет проще. И ходить будете - как будто бы не ходить, а летать. Потому что в таком ароматном воздухе иначе передвигаться невозможно.

Моя прошлая трагичная печальная загонная весна была ошибкой. Весна не должна быть с горьким привкусом. Никогда.
Весна же сделана, чтобы мы видели, что всё снова становится красиво и хорошо. Всё расцветает, всё теплеет. Повсюду вокруг. И в нашей жизни тоже. 

Но я вместо углублению в философию черно-белых полос, пожалуй, лучше пойду спатки.
* * *