?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Почти сутки

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Это мог бы быть пост просто о том, что жарко, люди на улицах одеты безвкусно, я ходила в парикмахерскую и два магазина, возвращалась с тяжеленькими пакетами продуктов и порядочной чёлкой, косой но с виду прямой, и устали ножки, я стояла на балконе, там за соседний дом пряталось солнце и сияло прощальным отражением на рогатой антенне, а под моими ногами был коврик мокрый - от затяжных дождей, залило его через не закрывающееся уже от старости окно, и ненавижу мокрые носки, а вообще на балконе я стояла потому что звонила бабушке спросить как она там на даче, она сказала, что вверх ногами, борется с травой, трава почти с нее ростом, и ещё немножко обижена что мы к ней не приезжаем. И приходила мама, проходила под балконом и как раз когда я там заканчивала с бабушкой говорить и уверенно шла к домофону, с мамой тоже что-то говорили, пили кто кефир кто кофе, но обязательно чтобы на "к" и буква "ф" в середине, выпускали Карла, а он жопа-жопа-жопа и хохочет.
Но это будет пост про ночь, про утро. Они стерли из моей памяти предшествовавший им день, теперь он как в тумане, будто был давным-давно.
А ведь я могла просидеть опять всю ночь дома и унывать потом, что жизнь моя скучна и однообразна, пойти гулять не с кем и вообще смысла нет. И я сама удивляюсь, как это я умудрилась найти в себе силы, которых не было вовсе, и пойти делать эту ночь. Делать её замечательной, делать воспоминания.


И знаете, теперь вот скоро шесть утра, а я не собираюсь спать, я расскажу. Впервые за ооочень долгое время действительно есть что.

Я написала Косте. Просто предложила просто погулять, встретиться как обычно между трамвайными путями и площадью Победы, и ненадолго, чтобы мне успеть на трамвай.
Ага, ну конечно.

Ещё пока договаривались, мне не очень хотелось идти, а хотелось всё отменить и остаться мечтой вегетарианца дома. Но сама же предложила. Чтобы быть легкой на подъем - этот подъем надо совершать самостоятельно. Ну вы поняли.

На мне были леггинсы из латекса. Не устаю оправдываться - мол, не знаю, чем я была упорота когда их заказывала. На самом деле знаю - ничем, просто на картинке они выглядели как просто леггинсы трикотажные с люрексом, чуть блестящие, но вполне приличные. А пришло ТАКОЕ.
И я решила, что надо же их ну хоть раз надеть. И почему-то именно сегодня.

Мы долго шли искали круглосточный киоск "хутка-смачна" чтобы он купил сигареты. По дороге заходили в казино и тут же уходили, не потому что не азартные па потому что там сигареты были только очень дорогие и плохие.
Я звонила Юле и расстраивалась, что она сегодня не работает. Дошли до Академии наук и всё равно свернули пошли в Темпо. Конечно же потому что я вышла из дома, следовательно, захотела есть.
Сидели почти за тем же столиком, где и тогда осенью, когда я была там в первый раз. и тоже с Костей, и тоже такая одинокая, и пила водку.
По привычке качнула лампу. Я твой темпо лампа шатал. Изучили всё меню, официантка всё не шла, потом встё-таки нарисовалась, такая оранжевая, а я дура тут же растерялась, как на экзамене, заволновалась и из головы сразу вылетела всё что знала, и попросила я чтоб она подошла через минуту. Это была роковая ошибка, из-за которой перестало ходить метро - уже. В следующий раз девушка с косой и блокнотом подошла не очень скоро. Очень не очень скоро.
А в итоге мы дождались мою детскую маргариту а потом ещё и мороженое с соусом из клубники, и Дарину (но это позже), и Костино ничего, хотя он заказывал бонакву. Он очень грозно сокрушался что её там небось из артезианского источника сейчас наберут потом отвезут нагазируют туда пузырьков, привезут сюда - иначе почему приходится столько ждать, и он напишет отзыв об этом месте на всех форумах, залажает как только возможно, или даже попросит книгу жалоб, а если не принесут потребует вызвать ментов, а они обязаны, и в общем по-любому им пиздец. Очень грозный Костя.
А я тем временем листала бесплатный журнальчик, бесплатное издание для скучающих - нет, не меню. Для глаз и ума он был неинтересен, но зато глянцевый, я листала и нюхала, листала и нюхала, а Костя ворчал что я наркоманка.

Не люблю, когда друзья трогают меня не по-дружески и хотят. То есть конечно льстит, но лапать-то не нужно, руки прочь. Я конечно понимаю что сама виновата отчасти, что выгляжу так как им нравится и мне тоже, и пошлая бываю очень... Но дистанция, бля.
Я предложила ему пересесть на мой диван просто потому что ничегошеньки через стол не слышно, и над нами висела колонка, шумно противно но очень старательно транслировавшая футбол. Без телевизора. Правильно, зачем этот зеленый экран с хаотично двигающимися по нему точечками - ведь самое интересное это всегда комментаторы! Единственное с чем я согласна в этой ситуации, хотя в целом с трансляцией футбола я совсем не согласна, кому надо пусть сидят и смотрят дома или в футбольных барах, ну не знаю, го сюда я поесть-поговорить пришла, давайте если не тишину то хотя бы музыку, а не перебивающих меня мужиков в колонке.

В шутку за этот хаос и хорошее медленное обслуживание (даже пепельницу нам принесли под конец моей трапезы) я оставила 500 рублей чаевых. Треть талончика на проезд. Хуже, чем ничего.

И пришла, то есть приехала - на велосипеде - Дарина.
"Ой а я и не знала раньше, что тебе так идут шляпы!"
Она чудо.
Дала мне свой велосипед оседлать, проехаться несколько метров и вспомнить, что умею. Костя тем временем держал мою сумку а я пропускала мимо ушей замечания Дарины что мы уже не просто друзья или что-то в этом духе. Потому что ещё час-полтора назад Костя говорил, что с подругами он ни-ни (несмотря на последующие действия, хотя по сути он ничего не делал). И что ещё интереснее/забавнее/важнее - говорил:
- Слушай, а это ничего что я тут сяду, может твой парень придет и даст мне п**ды?
- А, если ты про моего воображаемого парня, то не переживай, я скажу ему, то есть ПРЕДСТАВЛЮ так, что он НЕ придет.
- Ну почему воображаемого, а если вот Жариков придет?

И это циничный-то Костя! Сказал мне, что он уверен, что уже через месяц мы снова сойдемся.
Неужели всё уже настолько запущено?
Ну да, наверное.

Правда потом Дарина втирала мне, будто бы видела со стороны, что раньше он не надеялся, а теперь надеется, и по нему видно, и очень он не хотел уходить, расставаться, а хотел ещё побыть со мной, и когда я на велосипед садилась он меня трогал ДВУМЯ руками. Нет, ну вы представляете, ДВУМЯ!
А я даже и не помню.

Но если всё и правда так, то НЕТ, НЕТ, ПОЖАЛУЙСТА, НЕТ, НЕ НАДО, потому что он последний не друг но хотя бы приятель, с которым можно ходить куда-то не одной. Который мне не нравится как парень зато нравится с ним смеяться и ещё он умный очень, это правда. И я знаю что ему нравлюсь но в меру и это приятно и вполне идеально, пока не переходит за рамки "просто нравлюсь". У меня больше нет таких приятелей, пожалуйста, пускай будет хоть один.

А разошлись мы не лучшим образом, Костя как обычно, а Дарина сбивала с него спесь, потому что ненавидит беспонтовые понты. А неловко было мне, и пришлось перед ним за нее извиняться тихонько, а потом всё, он домой пешком, а мы вдвоем. Неудобно, хотя в любом случае так бы вышло, даже если бы без Дарины - нам по домам в разные стороны.
Не не важно, самое интересное и прекрасное ещё впереди.

Наконец-то теплая ночь. Мы шли недолго, то есть это я шла, а Дарина ехала, подстраивалась под мою скорость и была со мной наравне.
Мы к Севе пошли на работу. И мою, надеюсь, будущую. Под светящейся зеленой вывеской я воздела руки к небу, ну, вернее, к самой вывеске. Я уже люблю это место. Туда так удобно ездить.
Охранник дремал на диванчике в зале, видимо, ожидания, под плазменным телевизором. Поздоровались. Я вдыхала и старалась запомнить запах моего ближайшего будущего, такой офисный, теплый и спокойный. Было два часа ночи, но это ничего, если хочешь работать - можно круглосуточно, а Сева хочет. А мы за ним пришли. Хотя я нет, я просто ТУДА.
Мне было интересно ВСЁ и я зарулила за пластиковую перегородку призрачного серо-голубого цвета,
- а там что? можно посмотреть?
- наверное офисы. мне это как-то не очень интересно, - но я уже свернула и сунулась.
- Ой, и правда офисы, настоящие офисы, прикооольно! - я разрывалась между темным и светлым, и в итоге сделала шаг в сторону второго - тупая, как моль.
- там люди! так что пошли отсюда!
Дарина оказалась передо мной, так что я была вынуждена затормозить, развернуться и следовать её команде идти отсюда, потому что ой как неудобно. Кстати, несложно было догадаться, по тому что там свет горит, - заметила она очень вовремя. И мы ушли незамеченными, очень хорошо что затылок остался затылком, не стал лицом.
И хихикали по лабиринтам-коридорам оранжевато-песочного цвета.

Там в аквариуме огромный ЙАААААЗЗЗЬ. Он грустно смотрит и умеет открывать рот. На самом деле он наверное и не язь, но здоровенный. Виляет боком, отливает серебром.
У Севы нашлось зарядное для моего телефона, моё спасение, а то вполне могло статься что пришлось бы идти домой без музыки.

Сняла пиджак и шляпу (меня заставили), завязала половину волос в хвостик - кажется, это называется "мальвинка". Мне так гораздо лучше, чем с распущенными, но фотографий таких пока нет, приходите посмотреть вживую.
Без половины одежды почувствовала себя как дома, не считая этих леггинсов блядина-стайл. А Сева на мое ворчание по поводу не хочу снимать шляпу у меня ужасная прическа, сказал, что ему вообще всё равно хоть я тут в семейниках ходи.

Я обнаружила под столом, за которым сидела, шлепки, поняла что сменная обувь и грозилась принести тапки с кроликами и ходить по офису в тапках с кроликами - я даже специально ради этого тапки с кроликами куплю.
Не оценили.

И мы пошли с Дариной делать чай-кофе, у обеих оказалось с собой по шоколадке, оставили кусочек моей Севе и занесли ему чаёк, и вернулись на кухню. Я выпила два пресловутых бесплатных кофе из пресловутого автомата. Один "кофе с молоком", второй латте, разницы так и не почувствовала, может потому что её и нет. Автомат так мило воет, многообещающе. Лучше, чем соседская собака. А палочки-мешалочки там крутейшие, прозрачные, с рядом круглых дырок, такие хай-техные.

Чай пила из зеленой корпоративной кружки с надписью, как на вывеске. Пообещали, что когда меня возьмут сюда на работу - дадут такую, и блокнотик ещё. БЛОКНОТИК, вы понимаете?!
Я уже решила, что кружку занесу домой, чтобы даже сидя без трусов за компьютером помнить, что я крутая. А туда отнесу отмытую вчера Starbucks, чтобы все знали, что эта кружка - моя. И опять-таки, я крутая.

Ещё у меня теперь есть газетка фирмы - да-да, это настолько крутая фирма, что у них даже есть своя газетка, цветная и лощеная.

На кухне было хорошо, там зеркало в полный рост - может быть для того чтобы заценить себя когда заходишь и когда уходишь, до и после, но я конечно же танцевала. Круглые столики, сели возле мусорки зато перед зеркалом.
А потом залетело какое-ту жуткое рыжее худощавое насекомое и мы боялись, причем Дарина уверяла, что она больше, а я вопрошала, почему же тогда она там, а я здесь - оказавшись в мгновение ока на другом конце кухни и глядя на нее, вольготно сидящей на стуле, закинув ноги на другой, всё за тем же столиком, по которому между нашими чаями и шоколадками ползал прилетевший на крыльях ночи ужас.
Потом я дышала у окошка и заинтересовала Дарину оранжевым огоньком в небе, сказала что НЛО и она даже подошла посмотреть, а потом конечно же оказалось что это просто модный нынче китайский фонарик.

И мы снова по лабиринтам к Севе в кабинет, я уже потом устала удивляться как это мы так уходим в одну сторону а возвращаемся с другой.

У меня в животе булькало от двух кофеёв, а потом пришлось залить в себя ещё и чай, хорошо что он был зеленый и очень освежающий, но булькать от этого меньше всё равно не стало. И были последствия, но об этом не стоит.

Волшебство программирования, подсмотренные через плечо Севы куски кодов с экрана макбука. Страсть как захотелось погрузиться, разобраться. Интересно.

Мы задерживались на два часа кажется, и Дарина уже немножко истерила, начинала кричать и тогда я вышла допивать чай на коридоре, потом мне доложили что вовсе они не поругались и в итоге закончилось всё улыбками, но я слышала громкость.
Дальше было хуже, Сева всё обещал (второй час, не забываем) но никак не заканчивал, и в течение 20 минут Дарина твердила "Севаа Севаа Севаа пойдёём домооой Севаа Севаа Сееев", я думала, а мягкие ли матрасы в дур-домах, и понимала их обоих. Севу - потому что бывает, если чем-то очень увлечен, то никак нельзя отложить на потом, раз сел то надо сделать. А Дарину - потому что если договорились, надо выполнять. Если сказал что освободишься в два, ну ладно, ещё 10 минут, пожалуйста - то надо освободиться в два ну и, ладно уж, ещё 10 минут. И я бы тоже очень злилась, и кричала, причем гораздо больше чем она. На её месте. А на месте Севы я тоже хотела бы, чтобы меня оставили в покое, в тишине, не мешали, не подгоняли, потому что дурачку ж понятно, что если мешать и подгонять, то быстрее от этого не будет, а только медленнее. И я бы психанула и заорала гораздо быстрее, чем он.
И даже со стороны ничего непонятно, потому что понять можно обоих, и очевидно что конфликт тут неизбежен. И он был. Сева вскочил, схватил макбук и с криком "заебала, отстань!" выскочил в коридор. Дарина потопала за ним, послышались крики и ещё раз крики. Вот что происходит порою в тихих ночных коридорах крутых компьютерных компаний.
"Как дома" - подумала я.
А потом они вернулись, Сева нервно курил в окно, стоя на чьем-то столе, а Дарина забралась, встала рядом и стала спокойно объяснять почему он не прав, без слез и криков. И произошло чудо, и Сева слез со стола и даже извинился.
Дарина сказала - ладно. И Сева снова сел за бук. А Дарина - на его стол.
- Всё, можно продолжать, - прокомментировала я, ожидая следующие 20 минут этой пластинки "Севаа, Сееев".
Но свершилось чудо, он закончил и мы наконец потихоньку выдвинулись.

Как прекрасно, когда у кого-то из твоих друзей, ну или у кого-то из любимых твоих друзей, есть машина. Можно не волноваться, что 4 утра. Мы ехали. Песни по радио крутили исключительно знакомые и даже любимые.
- Вероничка, у тебя есть Шазам?
- Что?
- Ну, программка чтобы узнавать какая песня играет...
- Ты хочешь узнать что это за песня?
- Ну да.
- Я тебе и так скажу. Black Eyed Peas - The Time.

И так себя сразу почувствовала - ну, вы поняли. Чем-то средним между гением и Шазамом.

По курсу было метро "Восток", на востоке висело огромное облако. Прямо-таки несоразмерное, непропорционально большое по отношению к остальному небу. Оно было такое светло-нежное и вроде как плоское, но опять-таки на остальном маленьком небе располагалось широкой полосой. Однако не перечеркивало, а украшало. И на моем лице тоже появлялась такая полоса, ну в общем улыбка. Хорошо-то как.


После некоторых катаний по городу, а именно в круглосуточный магазин ("-может тебя закинуть в Уручье? мы тут совсем рядом. -я знаю. и что, мне потом из Уручья домой пиздовать?" - Сева очень смеялся и даже просил дать пять) за шампиньонами для пиццы для Дарины, мы... А впрочем я должна сказать ещё, что меня не пустили в туалет в кафе "Комедия", 5 раз зачем-то повторили "извините, у нас такие правила", и даже появившийся откуда-то дядька, прогорланивший "Жееня, ну пропусти этого кнопика!" не очень-то спас. У Дарины была та же проблема. Не знаю каким чудом мы в итоге выжили. Когда хочется пи-пи - забываешь обо всех своих проблемах, все они кажутся такими ерундовыми, в общем иногда я ненавижу быть человеком, все эти чувства да естественные потребности. Понимаю, это не очень эстетично писать о пи-пи но чёрт возьми когда это насущная проблема, думаешь "да я может про всё остальное не буду, но про это ОБЯЗАТЕЛЬНО напишу". Однако ж факт в том что возле кафе "Комедия" никакой комедии не приключилось. Я ждала у машины. Прохаживалась, глядя на отражение того самого огромного облака, светло-розовевшего, в одной из грани нашей "бриллиантовой" достопримечательности. Наконец они вышли. Сева дал мне мороженое и сказал, что я должна его съесть.
В сосредоточенном молчании мы ехали, подвозили меня хоть куда. В итоге высадили у железной дороги, до нее не очень далеко от уже проеханного Дарининого дома, а от нее не очень далеко до моего.

***

Я шла, вся такая счастливая, всё ещё семнадцатилетняя, в сине-голубом шарфе леопардовой расцветке, в пиджаке и шляпе, и кедах, и с вызывающими ногами. Вдоль железной дороги, по направлению лучей восходящего солнца. Оно светило мне в спину и краем глаза я видела свои отливающие теплым оранжевым волосы. Мокрая трава, узкая тропинка. Мост впереди. Скоро по нему пойдут трамваи.
Я оглядывалась назад - из-за деревьев поднимался огромный красный диск, с каждым шагом, с каждым взглядом всё выше и выше, раскалялся и белел, становясь для начала золотистым.
Впереди виднелось здание чего-то там, и если бы ты был здесь, со мной - непременно сказал бы в тридцать шестой раз, что "а вот здесь работает мой дедушка. вроде бы".
Меня облаяла собака из-за сетки с колючей проволокой, я улыбаясь от ощущения полной защищенности поднялась по лестнице на мост. Перешла дорогу на нем - бушующее рекой машин днем, готовящееся начать шуметь через пару часиков, а пока идеально пустое шоссе. Ни единого колесика, ни единого трамвая, ни машинки, ни автобуса. Чистота, только я и асфальт, я и рельсы на плиточках. Я еле разобралась, в какую сторону мне идти, из-за того что солнце было не с той стороны. Я так привыкла ходить тут по вечерам, и что если смотреть с моста - оно как раз с той стороны, куда мне надо. А тут - утро, и всё наоборот. И только по тому самому зданию, которое всегда стоит с противоположной стороны, даже утром, я сориентировалась. И спрыгнула в неположенном месте с высоченного черно-белого бордюра, медленно, вертя головой, перешла всё это чудо, запрыгнула на такой же бордюр, понюхала наконец спокойно шиповник - розовые, ещё пока спящие, полузакрытые цветки. В двух местах, без стеснения. Никто ведь не увидит, проезжая мимо, ни сотня водителей и пассажиров, ни даже один, не подумает обо мне ничего.

Солнце ложилось причудливыми оранжевыми фигурами между теней на старые стены моих любимых двухэтажных домиков, на потрескавшуюся штукатурку, и старые улочки казались мне ещё уютнее, теплее и милее, чем обычно.
На проезжей части бесстрашно и нагло паслись голуби.
У меня в наушниках - самые летние песни.
Эти окошки с маленькими форточками, слегка ребристыми стеклами, сетчатыми тюлевыми занавесочками. Полные привычного советского хлама балконы с коваными узорчатыми решетками вместо сплошных перил. Высокие деревья, огромные старые кроны, и мягкий свет через них, чуть теплые скромные лучики.
Белесые от дичайшего клевера и росы полянки. Умытая росой трава.
Пошла через речку. Над ней, конечно, поднимался легкий пар. Она дышала и слегка струилась, а я еле сдерживалась чтобы не спуститься по мокрой траве к воде и не потрогать, такая ли она теплая, как я думаю. Но не хотелось мочить кеды.
Меня облаяла вторая собака за утро. Она была большая, я смело шла мимо и даже не смотрела, она вдруг ошалела, но хозяин её крепко держал и она смешно и безысходно повисла на поводке, перебирая передними лапами в воздухе и выплескивая из глас безысходность. А нечего.

Надо мной неподвижно проплывали ветки ивы, то есть это я под ними проплывала, то есть проходила, и не сдержалась, остановилась и стала гладить гладко-пушистый листок.
Помню, было такое же утро как раз примерно два года назад, такой же парок над водой, такой же туман и такое же светлое, ванильное, чёрт побери, небо. И роса. У меня второй день был фотоаппарат, я не спала ночь и увидев рассвет поспешила на эту самую речку. Сфотографировала много росы на травинках, цветочках и лавочках. И чаек на круглых фонарях. И всё остальное. Потом, кажется, пропадала под заветными окнами, представляя, что прямо за ними - так близко! - спит он. Было раннее-раннее утро. Пара фотографий окна до сих пор валяется на жестком диске.
А нет, то был май. Точно помню, я надеялась ещё встретить его по дороге в школу. Его дороге в его школу. А мне не нужно было в лицей, потому что я заканчивала болеть - всё ещё на справке, но уже вполне здорова чтобы пойти вот так гулять. Он был ещё одиннадцатиклассник и не мой. Хотя нет, мы же сошлись на том, что он был мой ещё на стадии зиготы. Кто - мы? Ну, я и... Я.
А по дороге в школу я его тогда так и не встретила. Зато пришла домой и бабушка сварила мне овсянку. И я легла спать.
Всё помню.


У уток были водные процедуры. Утки умывались. Гуськом.

На другом берегу высилась гора щебенки, этакая ложная мини-насыпь без рельсов наверху. Щебенка была такого цвета, как небо в жару. Темно-голубого. Отливала немного фиалковым. И тут на неё свалились лучи солнца, и стала она о-ран-же-ва-я. И только тени на ней были по-прежнему фиолетово-голубые.
Перепишу.
На оранжевой горе лежала голубая лапа - тень не самой большой, но самой самодостаточной, какой-то отделившейся от остальной кроны ветки огромного тополя.

Я не ёжик.
Но я в тумане.
Кажется, первый раз в жизни я шла через это природное явление, первый раз была ВНУТРИ него с головой. Он такой густой и белый, и пахнет туманно - необъяснимо, но пахнет. И кажется, будто перед глазами какая-то дымка, будто что-то со зрением, всё такое смутное, вдалеке тускло поблескивают утренним прозрачным небом лужи. И трава и листья вроде зеленые, но не как обычно зеленые, а по-особенному, очень светлым образом. И никакой четкости, естественно.
И всё-таки мне понравилось в тумане. Как в фотошопе, когда увеличиваешь яркость, и всё светлеет, даже тени.
Даже жалковато как-то было из него выходить.

Crystal Castles.

***

Нравится кончиками пальцев идти вести по какой-нибудь поверхности. Траве, кустам, заборам. Выгляжу либо очень романтично, либо очень по-идиотски. А может одновременно, одно ведь другого не исключает.

Я вновь начинаю любить гулять одна, всё дольше и дольше. Правда, пока только откуда-то домой. А будучи дома заставить себя выйти без цели - то есть с целью погулять - пока не получается. Но я уже на пути к успеху, может скоро смогу как раньше.

Перестаю бояться одиночества. Особенно в такие моменты счастья.

***

Я тут подумала, что люблю не только вечер и ночь, а вот такое супер раннее утро тоже люблю, а вот день не люблю. Самое классное - это перед закатом, вот тогда я начинаю жить, и потом пока солнце обходит землю и появляется с другой стороны - я бодра и готова светить вместо него, а потом встретить его с другой стороны и устроить пересменку.
Так бы и жила от заката до рассвета.

***

Я такая счастливая сейчас, мне вернули меня. Ну или я сама вернула. Собрала из кусочков прошлого? Какая разница, главное, помогло. Надеюсь, надолго. Лучше бы конечно навсегда.

***

Мне было так хорошо, что я отправила ему смс. Ну вы поняли кому - ему, у меня ведь всего один такой Он, про которого я могу заговорить без имен.
Я не собиралась этого делать, честно, я думала что это так глупо и ни к чему. Но порыв оказался сильнее и уговорил меня, что если есть порыв - надо не обдумывать, а делать. Глупости, разумеется.
Теперь я представляю, что он не дай Б. перезвонит и спросит что это такое и в чем дело, а я втяну в голову в плечи и буду слушать песню на звонке, а потом придется поднять, и мне придется отвечать, оправдываться, хотя я сама толком не знаю, зачем это написала. Объяснять, что не было и нет там никакого скрытого подтекста, тайных и даже явных намерений, и что я просто иногда бываю просто хорошей - сама в шоке. Просто пожелала удачного дня. Ну, если ему польстила и была приятна моя смс с днем рождения. то и эта должна быть приятна. (Как глупо.) Просто мне было хорошо и мне так хотелось чтобы и ему было хорошо. Мне просто хотелось сделать так чтобы кому-нибудь было хорошо.
Мама и Дарина в один голос твердят чтобы я ему позвонила - по разным причинам, ну например узнать на какой стадии его отношение ко мне, или спросить читает ли он мой жж, или вот ещё - "ну вы ведь не ссорились" - отличная причина.
Я не собиралась, ни за что, нет нет нет, сколько угодно буду писать в жж и намекать, но первой не полезу, хватит, уже столько раз я это делала. Но к утру безбашенное создание внутри меня всё-таки проснулось, а оно такое импульсивное, не думающее о последствиях. Ну и эээ в общем вот. И всякие там "извини если я тебя этим побеспокоила, это ничего не значит, забудь, просто...", бррр.
Невинный знак внимания ещё не прочитан, мне как-то неудобно и страшновато, кажется лучше бы он остался без внимания, потому что лучше ничего, наверное, быть не может.
Так что, пожалуйста, не надо перезванивать.

Ненавижу себя за первые шаги.
Но ведь без них столько всего бы не было.

***

Это лето - не зря.
И после этой ночи и этого утра я УЖЕ это поняла. Что бы там ни творилось дальше.

Это безграничное счастье, как же я скучала по этому состоянию! Когда всё вокруг такое замечательное и красивое и веселое, и я понимаю что на самом деле дело во мне. Я танцую и смеюсь, и часто видя меня такой люди думают что я под спидами, но это не так. И даже эта смс сегодня - это не стандартная пьяная смс бывшему, каких у меня, кстати, не случалось. Не было ни капли алкоголя или наркотиков или ещё там какого допинга - просто маленькое ядерное солнышко внутри.

Всё-таки иногда надо просто не сидеть дома. И сразу не получится скучать.

P.S. И кстати о кефире. Он такой замечательный, когда холодный. Я очень хочу с ним дружить. Подумываю, как бы носить его с собой, чтобы пить не только дома. Как жаль что его не продают в банках вместо газировки, он ведь освежает и жажду утоляет куда лучше, за язык щиплет не меньше, и вреднее в разы, но только в отрицательной степени. Минус на минус - сплошной плюс. Пейте кефир.
* * *