?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


обрывочки

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

Иду такая по улице, прижимая к груди черный томик
с серебристыми буквами Г Е Т Е.
В шляпе. Кошу под интеллектуалку.
На мне
чёрные: тапки Vans, шорты на пуговках с высокой талией, расстегнутый кардиган, бисерная фенечка, карандаш для глаз;
белые: шнурки в тапках, майка, бисерная фенечка;
красные: труселя.
Похожая на американскую школьницу чем-то.
Вот во что скромный хвостик, шляпа и портфельного вида сумка способны превратить наряд блядины.

***

А может вовсе и не блядины этот наряд. Майка без декольте. Тапки без каблуков. А вульгарным или как-то там его называют исключительно бабушка и мама - за гетры. Вернее, за то, что между их верхом и низом шортов видны ляжки и именно на них сразу все внимание. То есть вот когда сиськи из майки вываливаются - это не вульгарно. Когда юбка короче чем летняя ночь и с ней, например, босоножки - это не вульгарно. В общем всё не вульгарно, кроме моих гетров. Даже если видно намного больше, чем одни только ляжки - "это другое".
Совсем запутали меня. Дело в том, что это говорят мои мама и бабушка, или правда в моем наряде?

***

Сегодня я расскажу вам про то, как я опять гуляла. Совсем одна на этот раз даже без музыки.
В общем сначала я была в магазине и купила всю еду кроме самых дорогих и вкусных конфет - их отложила на кассе. В итоге потратила не все деньги, но расстроилась очень. То ведь был миндаль в белом шоколаде и обсыпанный кокосом.
Впрочем, "вся еда" - это молочные коктейли "чудо", шоколадный и ванильный пудинги, сухой завтрак со вкусом карамели, четыре банана, ну и перчик красный к макарошкам. А вот прямо сейчас я вспомнила, что макароны-то я купить забыла.

***

Итак, я вернулась домой.
Солнечные ступеньки, гулкое эхо тихих шагов в теплом подъезде. Звук детства. Давно не обращала внимания, давно не заходила без наушников. Всегда знала, что в подъезде есть что-то волшебное. Нет, не алкаши со своими криками и песнями. У него особенный запах. Не вонючий. Никакого мусоропровода и даже лифта. Чистые ступеньки. И вот, вот что волшебное - эхо.
Я подумала - а он ведь очень высок. Подъезд - он не квартира, он от входной двери до крыши, ростом с весь наш дом. Невероятно.

***

Потом я съела вдруг за раз почти целый пакет взорванной пшеницы. И снова стала думать про знаки. Вот например на даче самый большой кусок поля засеяли ею. Раньше ни разу не помню чтоб там росла пшеница, хотя конечно наверное росла, но обычно всё рожь да кукуруза. Картошка, масличная редька, ещё какая-то ерунда. А тут вдруг раз - пшеница. И сегодня вот в магазине рука сама потянулась к взорванной пшенице со вкусом карамели. На самом деле ни вкуса пшеницы, ни вкуса карамели в должном виде там нет. Это просто что-то совершенно невероятное. Сами понимаете, в каком смысле, если я столько её сразу слопала.
Всё-таки люблю я пшеницу.
Волос это тоже касается.
:*

***

У какого-то из дальних правых подъездов огромный куст с красными цветами. Наверно, розы.
А у меня с собой веточка жасмина. Почти весь уже отцвел, я чудом нашла маленький отросточек с тремя не обсыпавшимися цветочками. Хочу вынюхать всё до последней капли, пока живой. Но как ни прискорбно, сколько ни пытайся впитать в себя лето - оно уйдет. Пусть даже ты будешь думать, что никогда не забудешь , что оно всё в тебе, в твоей памяти, до последней капли - всё равно сменится число в календаре, месяц, год - и всё сотрется, только смутные силуэты и останутся.
Так и с людьми.

***

Ласточки, ласточки, ласточки.

Тихие маленькие дворики
среди милых маленьких домиков.
Чем меньше, тем живее.
Цветочный ветер.
Запах супчиков из форточек.
Разноцветные коты на подоконниках. Преимущественно монохромные.
Мелкие шарики белого клевера в траве.
Разнообразие в цветниках. И моё персональное счастье, источник вдохновения - нежные, как сама нежность, космеи.

Мои любимые (ну, то есть я только сегодня так решила, а на самом деле мы с моей любовью год назад, прошлыым летом, посидели там - по одной лишь моей воле, поэтому совсем недолго) невидимые лавочки, между могучим во все стороны огромным тополем, кустами, забором некогда моего детского садика и густым кустом - исчезли. Остались только ножки да... ножки. А сидеть предлагается на земле?
Нашла поблизости другую, но не такую защищенную и уютную. Села и написала в блокнот:
"В моем черном портфеле черный томик Гёте. Ива рядом, ветки до земли."
И ещё что-то, и ещё...
Могучий тополь теперь был передо мной. До небес, с густой листвой. Крона во весь рост ствола - от верхушки до земли. И видно в промежутки между ветвями, что там темно. Очень загадочное дерево. На вид.
А за мной были разговоры и смех - пожалуй, слишком громкий - на балконах. Старая, серая, но милая пятиэтажка. Однажды в конце зимы я нарочно проходила мимо нее - так близко, что дому должно было быть щекотно - и старательно вдыхала запах подвалов. Даже тормозила у каждой щели в теплое подземелье. А потом снова смотрела на серое небо и лохматые деревья, но мне было уютно.

А теперь цветы. Теперь небо голубое, звонкое, и трава зеленеет под ногами, а не холодный белый снег. Но всё равно какая-то пустота внутри.
Вскочила пересела на качели. Но там меня мысли одолели.
Дело в том, что перед тем как сесть, я прочитала на качелях все надписи: "Полина супер", "Уля супер" и "любовь - сука!!"
Потом села и открыла наконец книгу, но обнаружила, что на перекладине тоже написано "Полина супер", то есть про какую-то Полину целых два раза, а про любовь - один. И стала раздумывать, какая информация, по мнению автора, важнее. Одна надпись повторяется два раза, но зато вторая - с двумя восклицательными знаками. Видимо, два раза - значит, всё-таки, важнее. И ещё значит, что автор очень юна (ну ещё бы, взрослые люди вроде как качели маркером не расписывают) и мало знает о жизни и любви, раз написала про суку-любовь всего один раз. Наверное, это означает, что в сей информации она не совсем уверена. Вот в том - что Полина - супер - абсолютно.
Так я думала. Но потом увидела на другой перекладине второе "Уля - супер" и совсем запуталась.
Так кто же автор?

***

Я хожу и обнюхиваю все цветы своего района. Каждый куст жасмина или шиповника, что встречается на пути. А к космеям притрагиваться пока не осмеливаюсь, они ведь для меня значат конец лета, скорую осень, а я ещё не верю даже в то что оно началось и уже почти середина. Опять проходит мимо. Хотя всё же лучше, чем прошлое - почти без страдашек, без поликлиник и экзаменов, с прогулками кое-какими.
И я хожу и обнюхиваю все цветы своего района. И мне плевать что обо мне подумают прохожие.

***

Шляпа, кеды, сумка, ключи - и вперед.
Когда одета и накрашена, и лето - так легко следовать порывам. Кажется, как-то зимой я себе это обещала.
Это очень здорово, потому что не успеваешь подумать о последствиях и своей лени.
Захотела и пошла - куда-то, не знаю куда. Без плана и даже без музыки.
Гулять, сидеть, читать, писать. Это сегодня.
Но надо бы вообще почаще так делать - может, однажды меня найдут приключения. Даже если я их особо сама не буду искать. Просто шансы встретить что-то интересное у себя дома практически равны нулю.
Я ведь не люблю даже гостей.

А если никогда не следовать порывам, а быть как я была последнее время - я знаю, что будет. Будет нечего вспомнить.
И хотя бы ради ярких страниц в журнале памяти стоит иногда вот так выскакивать. Без цели.
неужели снова научилась?

***

У этих маленьких двухэтажных домиков прелестные крыши. Скошенные, металлически блестящие, и много-много труб на них разных форм и размеров - какие-то коричневые чугунные с конусами-крышечками на палочках, обычные, кажется, жестяные, и даже прямоугольные бетонные. Они перемежаются с рогатыми антеннами, создают ритм, выглядят как-то очень музыкально, живо и живописно.
Бег с препятствиями для Карлсона.

Ещё лучше в этих домиках балкончики. Маленькие такие, миленькие - этими словами можно описать, кажется, всё в этих двориках, включая их сами.
Есть застекленные и -хламленные. Есть просто легкие-прозрачные, с одними лишь металлическими перильцами.
А сегодня я впервые заметила даже лоджию. Она уютно так располагается в нише стены - там же, где два ряда окошек, и подъездная дверь - на крыше какого-то "ящика" с запертой серой металлической дверцей, прямо возле подъезда. Наверное, это вход в подвал. Или личный гараж тех, чья лоджия на крыше его расположена. Или какой-нибудь токоприемник (хотя зачем он дому) - неважно.
Важно, что за узорчатой решеткой, которая больше напоминает низенький заборчик, нежели балконные перила, стоят диван-качели. С крышей, как положено. И вазончики с цветочками. И наверняка мягкий коврик там тоже есть.
И темнеет открытая балконная дверь, и хочется познакомиться с хозяевами.

Ещё с одного балкона, из-за кованой узорчатой решетки, на меня весело глядел пухлый карапуз с горизонтальным аз-за щек лицом. Кофта в горизонтальную полоску его полнила.
Но всё равно балкончик метр на два был для него огромен.
Я почему-то ему улыбалась.
Следом вышел кто-то взрослый, подхватил дитё, оно то ли вынужденно, то ли радостно, то ли возмущенно вскрикнуло - совсем я не разбираюсь в детях - и а дальше я уже не видела.

***

...А потом ветер стал холодать и притащил зачем-то тучи.
И стало пора.
Ветер, вечер.

***

Из открытых окон общежития доносятся звуки веселья.
А мне хочется спать, спать, спать.
Несмотря на то, что я и так в своей жизни только и делаю, что сплю, сплю, сплю.
Да что ж я за представитель молодежи такой?

***

Постоянное ощущения моря за углом. Кажется, вот я поверну - а оно там,
огромное,
дышит.

Этим летом море мне не светит, а я не такая уж плохая. Так что скоро должно, просто обязано, быть что-то хорошее. Случайся уже, ну.
* * *