?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Я жива! Душ, душ, душ, смыть с себя всю липкую жару, все случайные…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Я жива!
Душ, душ, душ, смыть с себя всю липкую жару, все случайные прикосновения
людей из автобуса, все томно-усталые сальные взгляды на голые мои белые ноги.
Как люди живут днем, вообще не пойму. На улице, без кондиционера. Ходят, потеют, воняют.
Ехала в автобусе и рядом сел мужик, раздвинул ноги и нагло касался меня своей штаниной
и вонял перегаром и сигаретами, а потом я решила перелезть на другое место,
а я у окна была, а он у прохода, и так неохотно ноги убрал с моей дороги, что я ему на колени чуть не села, пока выбиралась. В коротких шортиках, так мерзко, фу. Всю оставшуюся дорогу рисовала картины его кровавой смерти, ну или хотя бы как я выйду из автобуса, и проходя мимо его окна fuck покажу, не глядя. Но он вышел на моей остановке и стало мне как-то ссыкотно, и широкий смелый жест остался в моих мыслях, и ненависть от этого не поубавилась уж точно.
Так и остались мои ножки-ляжки не отмщенные.

***

Это мог бы быть пост, написанный с моей мечты.
Ну то есть не с натуры, и не как картина,
а при использовании, и как обычно.
Но всё, что я смогла -
"как же это охуенно писать с мак мать его бука.
без русской раскладки"
ну вы поняли. Правда потом медленно но верно я наловчилась набирать вслепую,
потому что ничего не остается, выбора нет, так или никак.
И мы с Дариной спрашивали-отвечали на формспринге всякую ерунду. Взаимно.
И она очень много хохотала, а я смеялась потому что она смеялась.
Смешно смеялась, ха-ха-ха и ху-ху-ху.

Ладно, я как всегда забегаю вперед.
Писать, чтобы не спать.

Вчера была тоже жара.
Весь день перед глазами буквы.
Диван, простыня снизу, простыня сверху.
В руках потрепанный черный томик.
Лишь под вечер осмелилась выйти на балкон.
Холодная лимонная цевита, неудобный подоконник, затем табуреточка.
Постоянные шорохи и шаги - отвлекает.
Снова диван.
Я почти дочитала вторую книжку за день, а первую - да,
и начала сразу другую вместо неё - я ведь всегда параллельно читаю несколько,
чтобы под настроение можно было выбирать - но
позвонила Дарина и завертелось.
Я. Бегом. Собираться.
В 11 на Маке, давно хотели,
вкушать отраву иногда просто необходимо.

Приезжала мама, привозила денег, и треть из них исчезла сразу. Вторые две уже как будто тоже - они ещё здесь, но уже потрачены, осталось лишь обменять их на вот это чудо:

Благодаря Дарине узнала, что такое финифть. В лицей и до сих пор она носит сережки и кулончик вот такие же винтажные и чудесные, и сегодня я наконец спросила - а где ж она их покупала. Оказалось, нигде. Бабушкина шкатулка. А я все бабушкины шкатулки разграбила уже очень давно. И казалось бы - о безысходность! Но я села прямо у Дарины гуглить (ах этот тач пад, ох мак бук, пленит меня его очарованье!) и почти сразу же нашла этот аукцион, этот лот. Потом чуть позже - звонок маме, быстрая регистрация, кнопка, ещё один звонок - всё. Моё.
И я думаю, случись это на день-месяц-год раньше/позже, не досталась бы мне такая прелесть. А он, на мой взгляд, самый красивые на весь сегодняшний интернет.
И я думаю, что это судьба.

И снова я забегаю в обратную от зада сторону. Так.
Вчера. Я собралась так быстро, как будто не я.
Голова, ресницы, фен, майка шорты босоножки хвостики.

Небо радовало глаз: на нем висела сырная луна. Полнейшая. Я шла и готовилась к чудесам.
А потом в нем же был салют. Я совершенно случайно его увидела. (Да, кажется, вчера был какой-то праздник.) Стояла посреди улицы и дооолго видела, за уголками домов и нижними ветками деревьев. А потом я пошла и они поплыли, и только салют стоял на месте и рассыпался разноцветными искрами. Мой любимый - золотой дождь, который медленно сползает тонкими линиями вниз и рисует в темноте силуэт плакучей ивы.
В небе остались обрывочки-комочки сизого дыма. А в другой стороне - совершенно независимые, но такие на них похожие, только черные, облачка.

Я запрыгнула в троллейбус к Дарине и она, увидев мои хвостики, сказала - мне идёт, когда на голове чего-то два.
Хи-хи, буду носить две шляпы. У меня как раз есть.

Мы зашли в мак и стояли в разных очередях, то есть это Дарина стояла, а я медленно но верно продвигалась к кассе. Заказали всего-всего чего хотели, кроме того, чего больше всего. Мороженого не было по техническим причинам. Плакал наш макфлари.
Что ж, вся жизнь ещё впереди. Просто в другой раз возьму два.

Из-за отсутствия мороженого мечты, в утешение себя, я раскошелилась на латте и вишневый пирожок.
А Дарина так и вовсе схватила два бургера и огромную картошку, которую потом отдала мне, обкушавшись.
А я наоборот не насытилась своей стандартной, и получилось как-то у нас обеих что-то среднее между стандартной и большой, собственная мерка, картошка-полторашка. Все остались довольны. Кисло-сладкий соус был очень кстати.
А пирожки кстати вишневые это отдельная тема, их делают как-то очень специально, чтобы с какой бы ты стороны ни кусал - варенько всё равно полезет выскочит выпрыгнет и что-нибудь закапает. Но вкусно же, и приходится соглашаться на этот экстрим.

Чёрт, я тут подумала что писать о таких длинных насыщенных промежутках времени так напряжно мне,
отбивает охоту писать вообще. Ну да ладно.

Когда мы вышли, луна побелела.
Мы скакали из троллейбуса и обратно, потому что Дарина никак не могла решить - пройти мимо ТОГО места сейчас и глянуть, есть ли там народ, или сразу идти домой переодеваться и потом туда. Интриговала уже несколько недель и вот наконец...
Я случайно наконец догадалась, что это батуты.
Она удивилась - ты что, знала?
А я не поверила, что правда угадала - думала, сарказм.
Как будто бы батуты это так глупо, ну какие же батуты.

Было три кота.
Сибирский, британский и дворовый черненький.
Первые два на законных основаниях. Старый Барсик и аутичная кошка, которая всех избегает, не дается в руки и никогда не выходит к чужим людям, а ко мне в комнату аж два раза приходила - в первый села на пол и стала лизать жопу, хотя мы ещё даже не были знакомы, а во вторй - обнюхать всё вокруг, в том числе мою ногу. Она кремовая и красивая, но в остальном скучный социофоб.
Барсик любит когда его гладят, умеет урчать как холодильник и принимает сумасшедшие позы с соответствующими выражениями лица, когда ему чешут животик. Ещё он бело-рыжий.
Но самое чудо конечно на балконе. Живет. У него белое пятнышко на груди, а остальной весь черный, как силуэт. Глаза совсем не как у котенка - у них обычно огромные, а у этого вся мордочка маленькая и пропорциональная, как будто это не котенок, а просто мини-кот. Но такой игривый, что сразу всё с ним ясно. Акробатику творил со шторами и стулом и игрушкой-мышкой в руках.
Воспитывается пульверизатором.
Позволяет брать себя как угодно, тискать, гладить, таскать,
не вертится почти, очень отличный мягкий кот.
Дарина вложила в него уже деньги - в смысле купила шампунь для блох, так что он превратился из бомжа в мягкого и шелковистого хорошо пахнущего зверя, ещё отнесла к ветеринарам на медосмотр, и скоро будет делать первую прививку. В общем на улицу он уж точно теперь не отправится. И очень она хотела, чтобы ко мне. Мне он нужен больше, чем всем её знакомым, она так считает. Да, нужен... А аллергия не нужна. Но это же жизнь и тут всё вот так как есть. Так мы его и не повезли ко мне, даже на передержку, даже чтобы бабушка увидела-полюбила-не выгнала и не выкинула нас с ним вместе в окно, и чтобы проверить, есть ли у меня аллергия на данного конкретного индивидуума, ведь в полной разнообразной шерсти квартире попробуй разбери, на кого это мой нос чихает. Может не на этого юнца. Пока не останешься с ним-единственным наедине, не узнаешь.
А девать его куда-то надо - неспроста он на незаконных основаниях там живет,
это пока Даринина бабушка на даче, она ничего не знает о новом квартиранте, а узнает - быть беде.
И надо его поскорее куда-нибудь кому-нибудь.
И видимо Севе, хотя он тоже желанием не горит, у него с мамой почти как у меня с моими - не уговоришь. Только там не аллергия, а страх заводить новое животное после того как старый питомец умер. Был у них кот Никита. А теперь нету.
Ещё Сева назвал это чудо Моцартом. Мы с Дариной не согласны, но видимо - что поделаешь.
А жаль, я так хотела бы спать с котом. И ооочень давно мечтала о черном.
Но, видать, всё если и сбудется то как обычно - и буду я спать, и буду с черным. Огромным негром. И всю жизнь мучиться от несчастной любви. К котам. Ох, не хотелось бы.


Был чай с манго. Была какая-то литовская сладость. Очень рассыпчатая и с дыркой посередине.
Смотрели телевизор. Огромный. Канал камеди, порнушку, потом эротику, но в итоге - викторину какую-то
Даринину любимую. И я была отчего-то в ударе и угадывала. Много очень угадывала,
а те кто там в телевизоре играл, и Дарина - нет. Ну не всё время конечно так было, но много раз.
И она меня захвалила прямо невыносимо приятно, мол как это откуда я всё знаю чё такая умная.

Ведущая: Команде *** катастрофически не хватает баллов... Итак. ребята, это ваш последний шанс заработать...
Я: Последний шанс заработать у вас будет в Маке. Ребята.

Потом мы всё-таки собрались и вышли в предрассветную прохладу. В подъезде стояли горшки с цветами, на лестницах валялась чья-то одежда.
Луна снова стала сырной. Виднелись даже дырки.
Мы перешли через речку, откуда-то снизу веяло теплом, на воде колыхались лунная и фонарные дорожки, рябили порой от ветерка.
Встретили бабульку с огромным букетом жасмина. А я думала, он весь давно отцвел...
Босоножки скользкие, пришлось сначала перебросить их, а потом босиком, цепляясь за решетку пальчиками ног (бедные обезьяны, это ведь больновато!) перелазить через забор. Следом за Дариной.
На этих батутах я уже раньше прыгала. Мы отмечали там мои дни рождения с Мартой. Кажется, последний раз был в 12 лет. А может всё-таки в 11.
Я прыгала и несла всякую чушь. Взлетала и... снова взлетала. Дарина откуда-то взяла "20 минут на батуте равняется трем часам бега" и обрадовала меня этим. Мы прыгали на разных, и на одном - тогда меня всё время относило ближе и ближе к ней. Может такая тяга, а может просто я вешу меньше, а может мне вообще показалось.

Замечательная прохлада, безлюдный парк.
Вокруг молчаливые неподвижные аттракционы ещё спят.
Птицы петь начинают, а я лежу чуть качаясь и смотрю на небо и ветви, голубой-зеленый, облака такие легкие. Красота.

Конечности уже тряслись и отказывались слушаться, забор перелазить обратно было куда страшнее, чем туда. Челка прилипала ко лбу и хвостики растрепались.
И дальше я ещё больше в детство - решила продолжить эти маленькие радости и предложила Дарине собирать гербарий. Немножко, конечно, вышло. Цветы ещё не все распустились - только-только вот рассвет.
Вспоминали детство. Говорили откровенно о самом сокровенном - я так ни с кем никогда.
Рассказала ей даже свой "гениальный" (или гениальный?) бизнес-план, а она восхитилась и хвалила. Но это позже уже было.

Снова переходили речку. На этот раз луна была справа - ещё виднелась,
из оранжевой превратилась как-то в полупрозрачную сиреневую, тонула потихоньку в дымке.
Уточка на краю водопада спокойно чистила перья хвоста.
А слева на небе было волшебство - как обычно на рассвете.
Теплые цвета, облака потягиваются и принимают самые невероятные формы.
И яблоко там висело такое малиновое, поднималось-нагревалось, но поначалу было заспанно-румяное,
будто только-только из темноты поднявшееся и не успевшее ещё до конца с себя её стряхнуть.

Я рассказывала о травах. Вот аптечная ромашка, а это пастушья сумка - потому что листья двояковыпуклые и по форме напоминают мешок, как у пастухов были. В детстве я их жевать любила, прикольные на вкус.
А на клумбе как-то легко назвала казавшееся мне очевидным - это бархатцы (как же такого не знать?), это герань, те листья - ирисов, ой смотри укроп.
Мы заканчивали прогулку. Через арку шли во двор, и тут обнаружили по какашкам на асфальте гнездо ласточек под потолком. И Дарина спросила, как это они так, из чего его делают? А я опять всё рассказала. Что из глины.
А она - а где они глину берут?
Ну на речке, конечно же.
После, уже дома, вспоминая это всё и ещё мое вчерашнее везение в викторине, Дарина нахваливала мои умственные способности. Мол, умная я такая вся, глубокий багаж знаний у меня, так много мне всего известно.

- Кстати, ты была права, сегодня полнолуние.
- Я же говорила!
- Ну за день до и день после и в сам день полнолуния она практически одинаковая, если я принесу тебе штук 20 фоток, из которых всего 8 будут с настоящим полнолунием, ты точно где-то да ошибешься! И вообще. Зато вот я знаю, как определить, когда луна растущая, а когда стареющая.
- Я тоже знаю.
- Откуда?!
- Ну из школы наверное!
- Стерва! Не знаю, меня в школе такому не учили! А сколько дней в каком месяце...
- Знаю.
- Стерва!!

И потом она рассказала мне, что я со стороны кажусь порой такой недалекой, в смысле легкомысленной, но она-то знает!
Прямо захвалила меня в общем совсем.
Это всё глицин. Я потом созналась.
А сама я часто думаю, что я тупая.
Ну и что, что умнее многих, это же не показатель.
Я слишком многого не знаю.

А ещё когда мы подошли к дому и стояли над клумбой, глядели вверх, выискивая, над какими из окон есть птичьи гнезда, я заметила, что когда задираешь голову - непроизвольно открывается рот. Похихикали и рты закрыли. И это оказалось таак смешно! В тыщу раз смешнее чем с открытым. Мы поглядывали друг на друга, говорили "а теперь ты давай" и ржали, потом совсем ухохотались и пошли делать чай.

Раскладывали травинки-цветочки между листами бумаги. Кто куда - Дарина в книгу о математике, я в свой маленький блокнот, который почти всегда - вот сегодня да - со мной. Дарина предложила резинку для денег, чтобы блокнотик не раскрылся и всё добро не рассыпалось по сумке. Когда я перетянула его - сразу стал выглядеть очень старым и серьезным. Распухший такой, с неровными волнистыми страницами, будто в нем много-много всего написано. А на самом-то деле и половины ещё нет.

Ещё был душ. Дарина дала мне гель, который ей самой не нравится, а я была от него в восторге.
С ароматом вишневого пирога. Думаю, без экстракта.
И стало меня не заткнуть с шуточками "оуу, cherry pie! намек понят, хехехе".
А вообще замечательно это - после батутов стоять под теплыми струями воды за шторкой в цветочек и не торопиться.

Я выпрямляла волосы от нечего делать, у Дарины утюжок с вибратором, крутой, правда всё равно под конец процедуры надоедает. С гладкими патлами, которые наконец перестали пушиться, я, по словам угадайте-кого, стала совсем другим человеком, на человека похожим и всё такое.

Мы завтракали
чай и макароны, камамбер и немного белого пористого шоколада.
Светлая трапеза.

А потом поскучнело. Поразвлекались мы конечно на формспринге, и я прикоснулась к мечтёнке своей, и даже поняла что вполне уж с этим всем ЖЖ освоила набор текста вслепую. Но спать хотелось всё больше, и, хотя мы собирались дотянуть до вечера, Дарина сказала, что приляжет пожалуй,
и я когда оторвусь от компьютера - её разбуди.
- А, никогда? Хорошо.

Мне быстро стало скучно и ушла я в зал, легла на диван и стала читать, засыпать просыпаться снова читать, запрещать себе закрывать глаза. Вздремнула минут несколько, а потом собралась с духом и решила всё-таки уходить. Дарину подняла с трудом, она закрыла за мной дверь.
В середине поездки ко мне в лифт влезла потная тетка и стала вонять. Я не дышала. Пытка началась.

За темными стеклами очков очень нелегко ориентироваться на местности,
да ещё все дома прячутся в густых кронах огромных деревьев. Утопают в однообразной зелени.
Я пошла не туда, быстро это осознала, сориентировалась по солнцу, вышла на дорогу,
где подходящий мне один троллейбус, и один автобус. Дождалась, села - я точно видела его не раз у себя на районе...
Да, так и есть. Но поехала не в ту сторону, и поняла это, догадавшись наконец открыть сайт минсктранса, когда уже и так было ясно что никаким приближением к родному району тут и не пахнет. Пару остановок ещё поразмышляла - а выходить сейчас и ждать автобуса, или может ехать до конечной, где он развернется - и обратно? Не выходя.
В итоге всё-таки, доехав уже почти до самого конца, я вышла. Перешла дорогу, села на лавочку, стала ждать. А его всё нет. А потом я закрыла глаза и ярко так себе представила, что вот приезжает, номер - мой, и вот я в него захожу...
Открываю глаза - автобус.
Жаль, мест свободных я представить не успела.
А дальше вы уже знаете.

В общем что-что, а скучать мне не пришлось вчерасегодня.
Ах да, в процессе написания этого вот всего я дочитала ещё одну книжку.
Не весело конечно, но нужно. "Страдания юного Вертера" теперь не только в городских и электронных библиотеках, не только на полках миллионов, но и в моей голове.
Говорила же, Гете - на цитаты. Понравилось.

Кстати я всё-таки дотянула до вечера. Легла почти в пять и встала в девять. И теперь уже четыре, уже утра, и я постараюсь снова лечь и уснуть.

Я вот тут поняла, и каждый день всё больше понимаю...
Как же всё замечательно.
* * *