?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Сегодня милый после долгого разговора обо всём произошедшем за время…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Сегодня милый после долгого разговора обо всём произошедшем за время разлуки (на тот момент это время было меньше даже суток, но поговорить уже было о чем: мне надо знать ВСЁ) насупленным каким-то голосом выпалил: "что-то я хотел ещё тебе сказать... А, ну это, в общем... Я скучаю."

А мне даже некогда похвастаться перед бабушкой как я теперь умею готовить, потому что весь день делаю дела.
Погуглить для Тони, потому что ему с телефона неудобно. Посмотреть сериальчик. Написать новое резюме.
В пять почему-то уже темнеет. А я встала только в два.

А потом, устав от компьютера, я пошла на кухню и стала готовить. Сбыла мечту неголодной, к сожалению, бабушки.
Обожралась. Осталось посмотреть сериальчик - и можно совсем уже спать.

Ах да, я же рассказать собиралась.
Впрочем, всё уже рассказано - писано на ноутбуке любимого, скинуто на флешку и привезено к Интернету.
Конечно, это далеко не всё, что было на самом деле - просто всё что происходило почти две недели упомнить невозможно.

Нас называют милыми
когда носим очень похожие клетчатые рубашки
и даже когда переругиваемся у себя в комнате с открытой дверью.
Юленька всё чаще ругает Тони за то, что он недостаточно... Проявляет в общем свои ко мне чувства, скажем так.
А про меня Юленька на днях сказала, что я у нее есть - когда Коля спрашивал, есть ли у нее свободные симпатичные подружки без парней. Звучало это примерно так:
- ...А ещё у меня есть Вероника. Но у нее тоже есть парень - они вот тут в разных комнатах.

Ах да, вы же не знаете даже, кто эта Юленька.
И правда многое изменилось и случилось.

***


Это долго рассказывать, но я попытаюсь.
Вторую неделю живу здесь. У любимого и Миши.
Я уже привезла сюда немало теплых вещей и пижамок, косметику и лаки для ногтей, свои извечные блокнотики и учебники, пуховик и много шарфов, две шапки и пары сапог… И даже клетчатый плед.
Дома говорят, что скучают. И иногда я в гости захожу. Добираться очень неудобно, хотя и манит ожидающий меня и удивленный такой долгой осенней спячкой компьютер с Интернетом.
Но оказывается, я без него вполне могу. Оказывается, это далеко не главное.

Тут я много сплю.
Тут есть Юля – Мишина подруга. В первый же вечер я её прямо-таки возненавидела, знакомство было довольно эпичным после того как мне её расхваливал знавший её раньше меня Тони. А когда Юленька пришла, я готовила еду и была уже несколько разозленной всё тем же мужчиной. Так что своё имя и "здравствуй" я прямо-таки рявкнула. Доварила макароны и собралась заполночь ехать домой. Ну а потом конечно же поплакала на холодной улице, покурила с обиженным любимым, вернулась извинилась помирилась и теперь мы бывает вместе готовим мужикам ужин.
Юле 21, но она такой ещё ребенок. Верит в чудеса, читает стихи и скороговорки, часто напевает, ругает Тони если он недостаточно обрадовался выложенному мною на его столе конфетками m&m’s и skittles сердечку и надписи I love you. Он должен был обрадоваться и прыгать до потолка, расцеловать и носить весь вечер на руках, но вместо этого, когда Миша два раза перебил его пламенную речь о чем-то там, предлагая обернуться и посмотреть наконец на стол (моё творение к тому моменту оценили уже все, кроме собственно адресата), Тони сказал просто – я уже видел. Ну и дал мне буську. Вот так и пал в огромных голубых глазах Юли, которая бы меня расцеловала и, и, и… Ну а я уже привыкла как-то. Я уже и не надеялась на что-то большее, чем буська. Буська на языке Тони означает "очень хорошо". В случае "просто хорошо" он молчит и не критикует. Ну а в остальных - перечисляет все изъяны минусы недостатки. Так вот на этот раз была буська. И даже не одна. А потом он даже всё-таки взял меня на ручки. И отнес на кухню. Дожаривать картошку. Вторую партию. А две партии котлет уже были готовы, пытались не остыть, накрытые тазиком.
Таким образом, я пару часов простояла у плиты. Мужики потом всё сожрали – и сердечко мое настольное, и "романтический" ужин (ну что ж я, виновата что ли, что мужик сам попросил «что-нибудь этакое» - ну например картошки пожарить, и к ней чего-нибудь…). Пополам, по-братски. А когда на чистосердечное признание Миши, что он к моему творению тоже приложился и половину сердца сожрал, я сказала – ну что ж, ладно, Мишу я тоже люблю – и увидела огромные возмущенные глаза Тони. Ладно.
Хотя вообще-то мог бы и со мной поделиться. Раз уж вздумал делиться вообще. Но Миша был ближе.
В общем не романтичный и не понимающий ничего этот ваш Тони.
Бесчувственная в общем-то скотина. Но иногда бывает и нет - тогда вот счастейко.

А вообще тут не совсем всё гладко у нас. Но я о плохом не буду. Я изо всех сил стараюсь быть хорошей и при этом не требовать ничего в ответ. Это очень сложно.

Расскажу лучше ещё про жизнь тут.
Мой мужчина с первого этажа перебрался на четвертый.
Вид из окна хорош – дворик с качельками, старые пятиэтажки по периметру его, такие привычные и родные уже с первого взгляда, с зажигающимися по вечерам квадратно-оранжевыми окнами. А из-за крыши дома напротив виднеется высокая уныло-серая многоэтажная стройка. Она мне тоже нравится. И деревья конечно же есть – отряхиваются по вечерам от последних листьев, расслабленно покачивают хлесткими голыми ветками. В общем всё как я люблю.

У нас уже был первый снег. В этом году – с солнцем. Раньше со мной такого не случалось.
Он выпал за утро-день-вечер-ночь. Выпадал-выпадал и наконец сделал всё довольно-таки белым. Сантиметров на пять или даже семь. Было очень здорово смотреть на него - если не выходить из дома. Иначе эта мокрая белая липкая хрень летела прямо в рожу, оседала на волосах и рукавах пальто небольшими сугробами и при входе в любое помещение, даже в троллейбус, спешила растаять и сделать очень холодно. И ветер. А из окна конечно красиво летел, как обычно плавно, даже если быстро, и блестел под фонарями, и конечно же заставлял опять хотеть мандаринов.
А теперь растаял. Вчера пугал нас, срываясь с крыши и плашмя падая на подоконник.

Должна заострить внимание на вчерашних котлетах. Тех, которых было две партии. Я лепила их в первый раз. Не нашла кулинарию, о которой говорил Тони (ну неудивительно, позже оказалось что её давно уже там, на бульваре, нет) попросила Мишу зайти купить полуфабрикатов – всё как договаривались. А он не нашел несуществующую кулинарию тоже и купил фарш батон молоко… Рассказал вкратце что-как. И сделала я вполне приличные котлеты. Горжусь собой.
Потом варили глинтвейн. То есть я варила, а Тони… ну по правде говоря он даже и не смотрел. Но хотя бы присутствовал.
У всех был хэллоуин, а у нас романтика. Сидели на диване, играли в «я никогда не». Смотрели саус парк и мноооого больше-чем-обнимались.

Немного обидно, что раньше ему нравилось смотреть, как я готовлю, и он восхищенно приговаривал, как здорово когда женщина на кухне и непривычно. А теперь неинтересно ему, видите ли. И вот приходит он например домой и говорит - я голодный. И я иду на кухню. А он садится например за комп и...
Я уже смирилась даже с этими дурацкими игрушками. Против NFS так и вовсе ничего не имею – там замечательная графика и музыка, а в андеграуде так и вообще ностальгия и эрон-дон-дон. Но есть ещё mass effect. Он совсем не такой красивый и веселый. На него Тони подсадил Паша, а я терпи. Вот и хожу теперь вокруг, то чай принесу, то печеньки, то обниму, то буську попрошу. А он играет. Успокаивает только то, что в игре его герой – девушка, которую милый постарался сделать максимально похожей на меня. И вот как после этого злиться на то, что он задрот тупой, когда так мило?

Мандаринов хочется безумно. До сих пор. Хотя уже были раз. Такие как надо – маленькие тонкокожие идеальные. И ещё я уже раз пыталась написать вот этот пост, но что-то тогда не пошло, не заладилось, и я просто танцевала с битой в ожидании мужчин. Допивала какаушко и впервые пробовала халву в шоколаде.

За всё время два раза ездила домой. За вещами. В первый раз в троллейбусе пахло чьими-то жасминовыми духами, а на улицах – жареным луком. Фонари трещали и жужжали. Я забрала с почты посылку с английскими трусами. Живу довольная теперь – у меня есть семейники моего размера, с сердечками и со звездочками. Даже с пуговкой на передней стороне.

Во второй раз, возвращаясь из дома родного в дом теперешний,
пока не надела наушники, успела услышать, как
заледенелые листья стучат друг о друга
под ветром холодным.
Погремушки.

Ещё хочется яблочного сока.
И Интернет всё-таки, в конце концов. В нём сериальчики. Выходят по кусочку, такие интересные, и хочется скорее узнать что дальше, но это невозможно, пока они там а я здесь. И ещё с количеством новых серий неумолимо растет кучка дел. Далеко не всё я здесь могу. Сосредоточиться сложно. Вот и собираю часами пазлы с котиками на телефоне.

Зато отпала такая проблема как «не позвонил гад с утра в обед вечером и перед сном ещё раз».
Зато по ночам всегда можно придвинуться поближе и погреть любую часть тела. Я обычно спинку-жопку. И уткнуться носом в грудь – его запах так успокаивает.
Перед сном мы порой говорим о космосе, всяких там параллельных мирах. Жаль, он быстро засыпает.
Но так здорово, когда, проснувшись, первой фразой в новом дне шепчешь «я люблю тебя».

Я нечасто выхожу из дома. Вчера вот в магазин вышагивала на верхотуре танкетки новых полусапожек, а в них молния расходится. Еле доковыляла. И вечер у плиты превратил меня в некую растрепанную бабку ёжку. Я была богиня кухни. Это как страшная ведьма, только подобрее. Тони восхитился какой теплый пол вокруг плиты, а я заверила, что женщина возле нее так и вообще горячая. Тогда он пообещал, что женщина скоро вообще будет жареная. И обещание выполнил, причем не методом опускания меня попой на сковороду. Как будто и не Тони вовсе.

Теперь со мной ванильный пудинг. Я его ем пальцем. Надо и написать чего-нибудь ванильного.
Ну вот например…
Самое лучшее – целовать его спящие прохладные веки,
скулы, брови, лоб и бархатный веснушчатый нос.
Когда его черты так мягко виднеются в полумраке еле забрезжившего рассвета где-то там за шторой.
Когда уговоренный мною, он не идет на работу и спит на моем плече.
Когда ясно дает понять, что из объятий не выпустит, как ни крутись.
Когда я не могу уснуть от того, какой он милый.
А потом, наконец осмелившись потревожить спящую, всю уже поглаженную и расцелованную вдоль и поперек медовую голову, переворачиваюсь на другой бок, собираюсь засыпать и вдруг по подоконнику начинает кто-то топать. Ходить и тиукать. Это птицы. Живут там прямо за стеклом. Тут всё что за окном – всё слышно. Особенно детей и шкрябающую по асфальту лопату дворника. Конец октября – снег-снежок. И никаких стеклопакетов.

Мы вместе ездили в далекие дали мне за ботиночками. Ели там пиццу с зеленым чаем.

Миша поет в душе. Иногда при хорошем настроении утроднем они вдвоем устраивают некие "харавыя спеўкi".

Нe далее как сегодня утром я стояла у окна с холодной котлетой в одной руке и зачерствелой заварной печенюшкой в другой, смотрела как ходят люди по соседней крыше, и качаются деревья, и почему-то совсем не думала о Карлсоне.

Я хочу, чтобы мне не снились страшные сны.
И ещё хочу, чтобы всё что я узнала оказалось именно дурным сном.
Хочу чтобы всё было как раньше. Буду изо всех сил стараться верить в сказку,
которую для меня выдумали.
И ещё хочу не плакать.
Что-то настроение скачет.
Надоел этот депресняк. Но так тяжело с собой справляться.
Читаю книги по психологии, часами собираю пазлы с котятками на телефоне. Успокаиваюсь. Ненадолго.

Когда одна дома – включаю на хороших-прехороших колонках свои любимые песни, пою-танцую.

Здесь есть красная бита – с ней татуированный накачанный шкаф-богатырь-Миша встречает соседей, пришедших с претензиями.

Часто курим кальян. На молоке, табак кофейный.

Но мне спокойнее всего когда мы здесь, на диване, вдвоем в обнимку.
Жаль, наедине теперь так редко.

А вот прямо сейчас мой любимый розетку в ванной делает.
Вчера Миша один тащил на четвертый этаж конечно же без лифта стиральную машину. А завтра придет сантехник её подключать. Потому и розетка.
А я на его звонки отвечаю. Это новый уровень.
Вообще наши отношения куда более доверительными стали, и хотя проблемы от этого кое-какие есть, например некоторую нехорошую правду о человеке узнаешь и понимаешь что он не совсем тот, кем ты его считал… Я вот например тварь эгоистичная. А он двуличная-пессимистичная. Но это всё не так уж страшно и важно, это можно в общем-то принять, если знать, как с недостатками друг друга обращаться. А мы как раз вот и узнаем. Хотя было бы здорово сразу иметь инструкции друг к другу.

Всё равно это за-ме-ча-тель-но.

Ещё немного о диване. Я к нему, если честно, приросла. До такой степени, что уже даже Миша порой таскает мне сюда еду. Пустила корни, может скоро расцвету.

На этом пока всё, об остальном как-нибудь потом.
* * *