?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Дорогой дневник... Сегодня у меня был рабочий день опять как будто…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Дорогой дневник...
Сегодня у меня был рабочий день опять как будто первый. Подписала контракт куда более выгодный, чем прошлый.
Обедала пончиком, ужинала тоже пончиками, только с питьевым клубничным йогуртом и мужиком, сидя на парапетике возле филармонии и щурясь на ярком солнце. Мы нынче бедные студенты и на кафешки денег у нас нет, и даже на красную икру или просто креветки. Зато мы можем гулять и смотреть городские выставки - например репродукции Малевича, всякие там квадраты, на площади Якуба.
После работы транспорт забит. До метро дошла пешком, рискнула-нырнула на пару станций. В центре развелось очень много иностранцев, даже в офис к нам сегодня одни пожаловали, переговариваясь на каком-то восхищенном беглом английском.
Я весь день писала. Статьи для сайта, да-да, опять. И снова пишу, теперь уже по собственному желанию и совершенно бесплатно.

С мамой встретились, пошли купили телефон. Вернее взяли в рассрочку. Предстоит вечер разборок, или разбирательств, но в общем разобраться мне в этой восьмой винде придется основательно. А мамочке спасибо за материальную помощь. Я это спасибо постоянно мысленно повторяю, а она постоянно меня обеспечивает, и я всё никак не могу с этим ничего поделать, кроме как благодарить про себя. Вернее, не могла - до этого времени. Но не буду углубляться в подробности, чтоб не сглазить.

Потом к нам, к главному офису Велкома, подошел и муж. Мама поспешила ретироваться, но как-то так вышло, что гулять нам было в ту же сторону, и мы сколько ни прощались - каждый раз шли следом за ней и я в итоге её окликала. То нам в переход тот же самый, то пройти через парк... три раза обнимались-целовались, а потом снова гуляли втроем. мама завтра отправляется в байдарочный поход до самого воскресенья, и я заранее скучаю, а дальше буду ещё больше. Что б я делала без милого - он мне блинчики печет, будем кушать их с клубникой. А вчера вместе готовили пиццу, в количестве трех штук, так что аж на завтрак осталось.
На самом деле не передать словами, как я их люблю - своих женщин и Антона, и так приятно было сегодня идти втроем и болтать о том о сём с самыми дорогими мне человеками.

А потом, уже после ужина вдвоем в городских "полевых" условиях, мы ехали в автобусе домой. Я продвигалась по проходу в поисках местечка, где бы присесть - у меня почему-то очень болели ноги, хотя гуляли мы не так уж много, да и в целом за день я очень устала. И тут внезапно прямо передо мной, уже отчаявшейся и направляющейся на круглую площадку посередине автобуса, встает девушка. Освобождается место, понимаете? Я с победным криком "вот повезло!" бросаюсь попой на сиденье. А она на меня странно смотрит, и тут я понимаю, почему: перед нами, спиной ко всему этому действу, стоит старушка. Сухонькая бабулька маленького роста. Мне аж стыдно стало, я вскочила со словами "ой, повезло не мне, а бабушке..." и подхожу к ней, и говорю - проходите, присаживайтесь.
На что она яро отпирается и требует меня пойти и сесть самой! Аргументировала она свой отказ тем, что ей всё равно одну остановку проехать всего, и не хочет она садиться. Я пожала плечами и вернулась на прилежно ожидавшее новой задницы сиденье. И тут старушка подходит ко мне, роется в сумочке, достает шоколадку и протягивает её мне со словами "а за то, что ты такая порядочная девочка, вот, возьми". Мне было так неловко, но подарок я приняла и поблагодарила. Старушка отошла, и тут Антон, выразительно корча рожи, шепнул мне, чтоб вернула шоколадку. Старушка будто почувствовала и обернулась, и я протянула ей угощение обратно, вяло оправдываясь - не нужно, спасибо, вы ведь её не для меня покупали... Тут она яростно воскликнула: бери, и не позорь меня! Вы вдвоем - вот и съедите, будет вам сладко, а я не ем, мне и так хорошо. Мне стало ещё больше неловко, я рассыпалась в благодарностях и долго ещё сидела в каком-то оцепенении, держа шоколадку в руках.
А бабушка та проехала вовсе не одну, а как минимум три остановки. Когда она прошла к выходу, я долго смотрела на её седую макушку, сверкавшую на закатном солнце. Мне даже начало казаться, что эта старушка - волшебниуа какая-нибудь, и случилось всё это не просто так. Перед тем, как выйти из автобуса, она мне помахала, и я ответила тем же и искренней улыбкой. А потом стало так грустно, я опустила глаза на шоколадку и поняла, что кроме этого кондитерского изделия у меня о доброй бодренькой бабушке на память ничего не осталось. Теперь думаю: скушать или сохранить на память? "Фея", угощая меня, хотела, чтобы шоколадку я съела. Но я знаю, что каждый раз, натыкаясь на эту шоколадку где-нибудь в шуфлядке стола, я буду вспоминать этот чудесный случай и улыбаться. Это ведь не обычная шоколадка, она особенная, а просто покушать я себе ещё сто штук таких куплю...

Когда мы вышли из автобуса и за руки пошли домой, я сказала, что я шоколадку эту не заслуживаю, ведь я никогда никому место в транспорте не уступаю, ненавижу это... А Любимый ответил: ну вот уступила - заслужила. А ведь уступила-то сначала не я, я заняла это места, а потом врубилась что происходит и тогда уже уступила. Так что я дважды не заслужила. Но старушка была замечательная, как здорово, что есть такие добрые хорошие люди, и старость оказывается не всегда означает вредность характера и неприятный запах. Я бы хотела, чтобы та бабушка дожила до тысячи лет, если бы было можно. Потому что такие замечательные люди - хотелось бы, чтоб они были вечны.

Простите за такое сентиментальное занудство, просто я под впечатлением.
Пойду блинчики есть.
* * *