?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Мне безумно грустно. Ничего нет хорошего в этом месте, что считается…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Мне безумно грустно. Ничего нет хорошего в этом месте, что считается моим домом, родина-уродина - ни одной пальмы, ни одного комплимента. Со вчерашнего дня я в печали, потому что ничего хорошего меня там - здесь - не ждёт. Целую почти неделю я чувствовала себя самой красивой и желанной, а теперь вот прилетела, спустилась с небес на землю. Всё, конец.

Слезилась и куксилась тихонько в кулачок полдороги в самолете, в небе и слезах, потом немножко в маршрутке и ещё немножко в такси, а войдя в свою комнату тупо села на пол и разрыдалась. Сама не знаю почему, но как-то слишком грустно. Просто через край. Уже жалею, что не приняла предложение остаться. и даже не попрощалась, потому что не люблю я это, с прощаниями ещё грустнее, прощание это какая-то неловкость. А её мне и без того в последние пару дней хватило.
Теперь остаётся распаковывать сумки, искать место в шкафу для покупок и вспоминать. У меня всё ещё по-другому идёт время, медленное, тягучее, никаких скоростных будней. Минута как пять, а то и десять.
Всё-таки турки замечательные, с ними я снова научилась не отводить взгляд и улыбаться, а здесь меня то ли люди, то ли само это место угнетает, страна эта вся, и я начинаю на всех кидаться, всё меня бесит, ещё вчера вечером это началось, от безысходности наверно, от приближения неминуемого возвращения в ебларусь. Вот так была почти патриотом, а стоило выбраться за границу - и всё, теперь я абсолютно точно поняла, что мой дом где угодно, только не в этой стране.
Единственное, пожалуй, хорошее - я нашла наконец духи, которые были у друга ноунэйм, которых я помню цвет и запах, которыми обливалась у него в гостях с ног до головы, и искала я их лет шесть, и вот благодаря маме этого друга, давшей наводку хотя бы на бренд, перенюхала весь стенд с ним в дютифри и наконец-то! Моё запястье немножко рай. Хожу теперь с ним и прусь потихонечку, и вижу смысл в жизни в том чтобы купить себе это чудо наконец, а то ведь мы умудрились потратиться настолько, что еле хватило на бухлишко в дютике, и на карточке у мамы осталось три доллара.
А всё остальное вокруг - ад. Эти прекрасные ограды и стены старых домов, увитые краснеющим диким виноградом, это осеннее солнце ненавистное, даже эти будто привезенные с собой жаркие для октября 17 градусов - всё это мне больше не нужно, и весь этот тракторный, когда-то так любимый - всё, как отрезало, это уже не моё. С тех пор как здесь собака, соседи-ублюдки и ощущение тюрьмы, с тех пор как я здесь - никто, и ждёт меня ничего.
Не передать словами, как хочется обратно, даже жарковатый маловатый мансардный скворешник с низковатыми потолками ленивым кондиционером, где я все ноги разбила в синяки об тумбочку, даже бесконечный галдёж аниматоров и однообразный шведский стол (основные и такие незначительные минусы, замеченные за неделю отдыха) стали мне милы, и кто бы знал как я скучаю по этим улыбчивым внимательным ребятам. Турки эти такие чудесные, я кажется начала понимать эту тенденцию наших женщин находить себе там любимого. Просто они жутко милые, и у них красивые улыбки. И даже если он будет совсем не красив, низкий носатый худой волосатый - всё равно стоит улыбнуться, и такая сразу бусечка, и сразу красавчик. А нашим угрюмым богатырям и не снилось такое: быть милым - фу, комплименты - зачем, цветок сорвать подарить - ни за что, поухаживать за дамой - увольте, улыбки для слабаков, и вообще бабы должны не только коней на скаку останавливать и в горящие избы ходить, но и за ними, драгоценными мужчинами, бегать. Вот так у нас, и никак иначе. А если вдруг не так - бойся, потому что-чего-то из вышеперечисленного у нас без обязательств не бывает, у нас если оказали тебе знак внимания - всё, ты теперь должна.Это уже не просто так, это слишком много значит. Потом с тебя за это стребуют. Да и воспринимаются здесь все эти знаки внимания совсем иначе. Если где-нибудь в городе Минске, или в любом другом из городов Беларуси, меня лицо мужского пола спросит, почему я такая сладкая, я скорчу рожу и убегу. А там нет. Наверно дело всё-таки в том как они улыбаются. А может, в солнце. Или пальмы на фоне располагают , или энергетика там у людей другая - в общем, нет смысла гадать, что да почему, просто там - так, а здесь - нет.

Отдыхала в отеле пять звезд всё включено и не поправилась, даже чуть похудела кажется. Я - женщина, которая смогла. И наши вчерашние с мамой разговоры по этому поводу:
- Я толстая.
- Нет, ты дрыщ.
- Ну какой же я дрыщ, ты посмотри на это! А вот это что? А где ты видела дрыщей вот с таким?
- Ну, ты дрыщ с мякотью.

- Надо ушить это платье, а то я в нём выгляжу как беременный бегемот, а я не беременный, я просто толстый бегемот.
Мама о себе так себе мнения, конечно, но это наверное так надо если ты баба, это либо женское, либо у нас с ней генетическое.

Но как же мне прийти в себя. Там всё время было куда пойти, не нужно было весь день сидеть с гаджетами, сериальчики смотреть или в интернете ковыряться, потому что снаружи было красивее и интереснее. Значит это всё-таки возможно. У меня аж наладился режим от количества дел, вроде бы просто бока отлёживали и попами матрасы мяли на шезлонгах у бассейна, а вот оказывается очень были заняты. Я спала всего по шесть часов и больше не хотела. И не болело ничего, кроме ушибов от тумбочки и головы пару раз, которая мигом проходила от таблетки. И думаю дело не в экологии. И не бесили меня настолько посторонние звуки извне, хотя там их было намного больше и были они постоянно.
Как привыкнуть, что до моря не два шага и не выйдет выйти в чём попало на него посмотреть? Как привыкнуть что никто не сделает коктейль на халяву? Меня даже не печалит, что дома не всё включено в плане еды, что три раза в день кормить никто не будет и придется готовить самой - это чёрт с ним, но снова чувствовать себя ненужной чмошницей и унылой серой мышью - а по-другому наше общество не позволит - вот это для меня ту мач. И ведь не первый раз в Турции, но только теперь это почувствовала - вероятно, тогда была не с той компанией, из-за возвышавшегося возле меня бывшего никто не подходил ко мне с такой улыбкой, даже если и хотели. И не было в тот раз грустно улетать.
А в этот раз дорога с самого начала была грустной: раздавленная кошка на выезде с отельной улицы, чахлая засохшая пальма - уже слёзы наворачиваются. А потом ещё автобус задымился, может быть потому что не выдержал что в нем едут такие горячие женщины, а может просто везение - моё второе имя. Хорошо хоть чудом доехали и успели на самолёт. Хотя нет, не хорошо, лучше бы там остаться.
И такая я безутешная, аж самой противно. Мама делала попытки это исправить, думая, что я голодная, раз с пяти утра (примерно тогда мы встали) не ела, даже бумажный бутерброд от компании белавиа. И вот идём мы, а она мне
- хочешь суши закажем? хочешь блинчик?
- хочу сдохнуть.

И вот теперь под лай ненавистной псины я снова мечтаю исчезнуть, и взываю к стенам и потолку, в надежде что услышит Вселенная: ЗАБЕРИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА. Только теперь не просто из квартиры, а желательно из страны. А что если это не просто день-истерика, а что если это не пройдет, что если у меня глаза окончательно открылись и не закроются обратно, сколько ни пытайся привыкнуть и смириться? Куда мне тогда, в гроб? Потому что даже это, кажется, лучше, чем здесь.

В общем, теперь я показываю фотографии бабушке и всем кто попросит и не верю сама, что это ещё вчера было. Другой мир, другая жизнь, маленькая и чудесная. Вчера мы распаковали тот в первый вечер нам подаренный гранат в короне, и оказался он кислый, но при этом сладкий, терпкий, и почти весь его ела я, а мама только чистила в стакан.
Как же грустно. Необъяснимо, бесконечно грустно. Что-то творится со мной, и никак я не могу разобраться, что и почему. Не на своём месте, что ли. Хотя и там мне бывало грустно, но по сравнению с тем что теперь это капля в море. Просто я теперь такая эмоциональная и чувствительная, фу, даже на пляже всплакнула пару раз при виде пленного верблюда, сегодня с утра слезилась как только встала и зашла в санузел, потому что вижу его последний раз, ну а про то что потом вы уже в курсе. В общем, я видимо снова чувствую в полную - или почти полную - силу, без всяких уравновешивающих таблеточек, и очень мне с этим непросто. Зато на сколько-то частей печали всё-таки приходится хотя бы одна частичка счастья, такого настоящего и искреннего, и от этого я снова реву. Реву когда что-то слишком красивое и прекрасное, реву по поводу и без. В общем во проснулась-ожила какая-то сентиментальная баба, и ничего я с этим поделать не могу, а может и не хочу.

Нет, надо что-то менять в своей жизни. Внезапно-неожиданно мне стало скучно всё чем я могла неделями заниматься - сериалы, ковыряние в интернетах, лежание на диване. Не верится, но правда так, и надо ловить это осознание за хвост. Уезжала - думала, вот, поеду отдыхать, буду там везде ходить, а потом если что буду дома снова отдыхать, только диванно-сериально. И там тоже если не давали выспаться или что-то не нравилось - успокаивала себя, что дома отдохну. А в последние дни вдруг так тоскливо мне стало представлять эти одинаковые дни, эти четыре стены, совсем я по этому не скучаю, надо найти куда идти, чтобы поменьше времени тут проводить в этом дурдоме. Не знаю, что на меня так подействовало - улыбающиеся работники, которые пашут половину своих суток, а потом ещё и погулять со мной не прочь, или просто режим, когда всё время есть куда пойти, всё время куда-то надо, но в общем я готова и дальше ходить как заведенная, надо только придумать куда и зачем. Ложиться раньше, вставать тоже - и вон, вон отсюда. Может не сразу забуду, как улыбаться.

А в небе сегодня всю дорогу ни облачка, снизу лоскутное одеяло лесов-полей, и навстречу то выше то ниже видны другие самолеты, а в море всего 18 корабликов насчитала в этот раз. Летать чудесно, если бы ещё не эти люди вокруг.
Колючки мои снова вылезли ещё вчера, а теперь процветают. Обожглась я как-то на этих постоянных приветливых улыбочках, опасно мне быть милой, потом не знаю как отбиваться. Нет у меня опыта долгих отказов от фирменной морды кирпичом.

И всё-таки это культура, это общество, в этом всё дело. Буду очень скучать по учтивостям и продавцам, которые чаем напоят или кофе, как пожелаешь, и всегда с улыбкой, и бегут за тобой даже по улице.
Хорошо что здесь у меня хоть кто-то есть, кто тоже улыбнется.
Пью с бабушкой дютифриковский ликёрчик, сквозь слёзки поглядываю фотки и наконец слушаю Фабрику "Мы такие разные", половину отдыха её напевала, а вторую половину - аниматорское стандартное "гуд монинг ГУД МООООНИНГ ту ю энд ю энд ю", а третью половину (да, и такая у нас была) - нашу с мамой фирменную шопинг-песенку Мумий Тролля "Невеста". Это вот точно моя песенка, а невеста у меня мама. ОООУ! Завтра мы идём тратить все свои, все твои деньги... вместе!

И вот под вечер в процессе милейшей переписки оказалось, что таки турецкая обидка на меня всего одна, второй нет, и вот уже радостнее немножко, уже не так уныло. Кажется предстоит подтянуть свой бэд инглиш, по-русски то милашка говорит, но не пишет и не читает.

Ещё подумываю открыть наконец мартини, да купить спрайта, мутить себе коктейльчик свой "как обычно", чтоб хоть что-то было как там.

Ну и напоследок, так и быть, твиттера вам турецкого в студию, а то ж он весь теперь такой скрытый, иначе не узнаете. А мне перечитать и вспомнить.
...
27 сентября

нет вайфая в номере, говорили они. ни платного, ни бесплатного, твердили они. и кто тогда по-вашему тут пишет из постельки?

нельзя просто так прийти в дюти-фри и не перенюхать все версаче

эконом совсем не класс, это был последний раз

в голове крутится осёл из бременских музыкантов, поющий "баю баюшки баю", и никак не спится

фраза "а в Турции настурции" ни разу себя не оправдала

в Турции мечети, горы, пальмы, всё включено, говорят на русском, нашлось даже русское радио, но настурций тут нет. а такая была рифма!

дома спать мешает соседская собака. не дома спать мешает ВООБЩЕ ВСЁ


28 сентября

всё я загорела

только я могла не взять на море солнечные очки из принципа


29 сентября

ладно, возможно стоило купить крем для загара

ввела на пляже моду собирать гальку, так что мне не осталось свободного места на её полосе. сука.

вот эти бабы которые курят у бассейна и на пляже и подпевают - они думают что классные, да?

только ленивый ко мне здесь не подкатывал. что вообще происходит


30 сентября

чёт бесит

очень скучно. всё что можно делать лёжа я уже переделала, а на что-то более активное я не готова

пишу списки покупок на блоттерах для духов, засушиваю листочки в паспорте

курение убивает слишком медленно


1 октября

Сентябрь ушёл и чёрт с ним. (с)

я тут ви ай пи

хороший бармен приревновал меня к горячему

(да, кстати, под конец отдыха из трех баров я могла спокойно показаться только в одном, не спрашивайте меня как)


2 октября

утренняя зарядка это очень плохо. от неё еще больше хочется спать и начинает болеть голова. кто вообще придумал назвать это зарядкой

движение зло

спорт портит причёску и макияж, в общем это не оч штука

мама грозится отдать меня сюда замуж. уже и кандидат есть. я почти согласна, главное чтоб у соседей не было собаки, а лучше чтоб вообще без соседей

где мои братья Сальваторе (c)

Перекур—отрада кур. (c)


3 октября

приехали отдыхать и случайно потратили все деньги с маминой карточки. тяжко наверно иметь дочь шопоголика-тунеядца

как мама рассказывает обо мне людям:
- так ваша дочь учится?
- нет.
- работает?
- нет.
- а что тогда?
- она хочет замуж.

ключевая фраза отдыха - "ай-яй-яяяй, катастрофаааа!". не потому что всё настолько плохо, просто это любимые слова аниматоров по поводу и без

мама принесла мне совсем несоленую картошку фри, поэтому я ела её у кромки воды, макая в набегающие волны. море-соус.

- я тебя люблю.
- ну нормально же общались!


4 октября

прилетела в Минск и прямо в аэропорту поняла как я ненавижу эту страну. даже не так, поняла я это ещё в самолете. хочу обратно насовсем.

мой дом где угодно но только не в Беларуси

ни одной пальмы, ни одного комплимента, вот тебе и родина-уродина
* * *