?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Над фонарём будто сами по себе, будто изнутри, светятся…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Над фонарём будто сами по себе, будто изнутри, светятся кислотно-желтые листья цвета недозрелого лимона, и смотрятся поразительно органично на фоне неба цвета какао. Смелое сочетание выбрала осень этим вечером, можно поучиться у неё чувству стиля. Странно только, что эти же цвета сколько ни пытайся ставить рядом в своих творениях, выйдет не то, совсем не то. У природы всегда получается лучше, в ней несочетаемое образует неожиданно гармоничные союзы, а в руках человека, за редким, поистине талантливым исключением, получаются лишь жалкие пародии. Но даже их исправляет время: безвкусные блочные многоэтажки, отвратительно подобранные цвета штукатурки, дурацкие плиточки хорошеют и приобретают душу, когда становятся облупленные и выщербленные, когда появляются в них трещинки, когда мох и дикий виноград покрывают стены а на крыше вырастает березка. Совсем другой вид, но рука человека так не сможет.

Когнитивный диссонанс - это когда вся такая шикарная под fergie - glamorous едешь в скрипучем старом троллейбусе. Медленно, совсем не джи, не эл, не эй, не эм, не оу ар о ю эс.


Коты хохлятся на лавочках остановок, опускают головы и смотрят на поджатые под себя лапы. Хочется забрать всех котов себе и греть их до весны, а потом отпустить, когда потеплеет, и пусть ебутся как хотят. И делают котят.
А вот модницы какие-то невероятно морозоустойчивые создания, любой пингвин, тюлень, морж, белый мишка и снежный человек им позавидуют. Просто у вышеперечисленных либо толстенная мохнатая шуба, либо здоровенный слой жира подкожного, а у этих сумасшедших - ничего. И ходят они в миниюбках и шортах, в колготках двадцать дэн, ну максимум сорок, и пускай в блядских ботфортах выше колена - всё равно взгляд на эти худые почтиголые бёдрышки вызывает почти физическую боль. Октябрь почти закончился, а дебилы в подвёрнутых джинсах - нет. Вот смотрела я в метро на ехавшую напротив героиню, мисс слабоумие и отвага, и так мне было жалко её голые лодыжки. Абсолютно неодетые, неуместно нагие, я бы на их месте просто ушла от неё, нашла себе хозяина побережливее. Это же твои лодыжки, они у тебя одни! Как так с ними можно?
Я и сама морально не готова пока к пуховику - я ведь только вернулась из жаркой Турции! - оттого подмерзает жопка, ведь под утеплёнными джинсами пока никаких колготок или леггинсов, но. Под пальто два свитера, шарф, по два носка на каждую ногу, зимние ботинки - и мне прохладненько. Я решительно не понимаю этих тёлочек с неодетыми или еле одетыми частями тела. У меня руки мёрзнут и уши, там где шляпой неприкрытые! Хотя помнится классе в десятом... Я ходила в двадцатиградусный мороз в стилах, пышной юбчонке и пусть плотных, но всё же колготках, на новый год в лицей - и было мне нормально! У меня была куртка с вязаным низом, которая вроде бы до попы, но только до талии она куртка, а ниже она - свитер, и вот ходила я в ней каждый день ранним утром, в самый холод, и было мне нормально! Это была моя зимняя куртка! Теперь я могу надеть её летом в магазин, если вечерок выдался прохладный и какой-то дождливый или ветреный. Не знаю, что произошло со мной, то ли кровь у меня раньше текла быстрее, то ли она была теплее, а я была горячая женщина, то ли грела меня какая-то там лубоф, но мне было холодно только если я была одета холодно, а если я была одета тепло - мне было тепло. А теперь мне холодно, как бы тепло я ни одевалась, а если я вдруг захочу суициднуться - думаю, достаточно просто рискнуть одеться как в десятом классе, причем думаю это сработает уже в ноябре, помру от холода, околею, можно и зимы не ждать. И пока я тут думаю что за комбинезон мне купить, какой горнолыжный костюм искать для комфортного существования за дверями отапливаемых помещений, всякие курицы трясут тут голыми ляжками, ходят со своими ногами в призрачных колготках и не умирают. КАК?!
Думаю, мне нужен пояс. Такой пояс-батарея, пояс-грелка, который подключается к электричеству и отапливает того кто в нём. Погружу в рюкзак пауэрбанк, а лучше четыре, обмотаюсь, подключусь - и можно идти гулять. Раз уж улицы не отапливаются, буду отапливаться хотя бы я. Правда, мёрзнут в основном коленки, пальцы рук и ног и нос, так что грелка нужна во весь рост. А таких я пока не видела. Господи как сложно быть мерзлявой бабой, вроде и выглядеть хочется красивомодносимпатично, а вроде и пятую кофту лучше бы надеть.
А вот эти пальто свободного кроя, которые не прилегают, или ещё с коротким рукавом для длинных варежек, или шарфы и снуды, повязанные для красоты, а шея открыта, или юбки с гетрами, или пончо, или вот в этом году предложенные расклешенные книзу пуховики, такие прямо с низом "юбкасолнце", красивые но безрассудные - кааак? Туда же везде задувает, холод пробирается, по ноге залазит в попу, хватает ледяными пальцами за поясницу, запускает каких-то ёжиков во все допущенные в одежде щели и пустоты, и ты ёжишься. Мне либо слишком жарко чтобы это всё на себя напяливать ради моды-красоты, ну например в августе или сентябре, когда я могла бы. Либо я заматываю каждый сантиметр своего тёпленького тельца, чтобы не остыло.
Мама говорит, я была бы отличной бабушкой. Ибо очень убедительна. То есть в двадцать один я уже бабушка, так что же дальше?
Кстати, можно мне в таком случае мою пенсию?

- Под одеялком лучше.
- Чем где?
- Чем везде.

Невыносимый холод бытия.

Ещё очень странно осознавать, что люди, которые раньше были позарез нужны, как воздух просто, и жить без них не то что не хотелось - не моглось, теперь не твои и не необходимые. И не вспомнить момент, когда они такими стали, чужими и очень даже обходимыми, но теперь это абсолютно точно так, и возвращать ничего уже не хочется, и даже искать такое же или хотя бы похожее, потому что ну правда не твоё это больше, потому что перерос это, как разноцветные кеды и мультики про спанч боба, и даже если иногда вспомнишь какие-то милые когда-то сердцу образы, лучше на этом и закончить. Поностальгировать, но не пытаться вернуть и заново пережить. Я разочаровалась в спанч бобе, посмотрев спустя столько лет пару серий - я знаю, о чём говорю. И поразительно, люди когда-то такие родные друг другу и самые близкие меняются и растут совсем в разные стороны, и расходятся и больше не сходятся, и настолько это естественно, что даже страшно. И странно, что можешь по-прежнему рассказать человеку обо всём, но уже не хочешь, или может быть хочешь, но не можешь. Просто между вами вырастает стена, и когда она только начиналась - было незаметно, до поры до времени можно было её перешагнуть на денек-другой-недельку, потом вернуться на свою половину, но вот стена росла, росла неминуемо, и достигла высоты твоего роста. В моём случае это совсем невысоко, но уже непреодолимо. Я наконец-то поняла, что надо уметь отпускать, и не то чтобы я научилась это делать - нет, оно само вдруг берет и получается, когда приходит время. И это странно и не то чтобы приятно, но всё же приносит облегчение. Потому что любая привязанность означает уязвимость, каждая связывающая тебя с человеком ниточка являет собой твоё слабое место, и если персонаж на тоё стороне решит её подёргать или, того хуже, обрезать, а может разорвать - будет больно. И порой отношения представляют собой не выращивание новых ниточек, а постоянное перерезание и завязывание старых: натянул - оборвал - передумал - связал. И ниточек не так уж много, и все они в узлах, уродливое что-то получается. А я вот только так и умею. Так что лучше вовсе не привязываться.
* * *