?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Сегодня у меня аж три мысли, с которыми нужно переспать. Удивительно,…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Сегодня у меня аж три мысли, с которыми нужно переспать.
Удивительно, что кого-то я прямо РАДУЮ и даже не побоюсь этого слова ВООДУШЕВЛЯЮ, да ещё настолько.
Столько информации, что кажется взорвётся мозг. Но он, говорят, у меня особенный, и скорее всё структурирует и запишет, спасибо ему, родному, за это.
Ещё я генератор, которому как раз не нужно инициировать, а лучше сидеть на жопе и ждать, а оно само всё придёт. А селезёнка, говорят, цепляется за вредное, хотя с этим я не согласна.
Дизайн человека, кто бы мог подумать. Хотя я почти обо всём, произошедшем в этом году, первого например января подумать не могла. Вот и подтверждение этому "оно само".
И хотя я опять почти ничего не ела, так много теперь переваривать.
Снова о погоде. Банальными словами о вновь непривычной красоте. Вот вроде каждый год одно и то же, а всё равно каждый раз восхищает. Зимняя сказка сыплет с неба, тихими хлопками таранит пуховик, под ним оказывается можно прятать от непогоды ценные бумаги, сегодня мне высказал удивление водитель убера, первый раз вижу, говорит, девушку без сумочки. А я даже не ответила своим любимым и уже привычным универсальным "прост я с тракторного".
Не знаю как мне всё успеть, послезавтра самолёт а у меня не то что конь не валялся, а даже чемодан не собран. Даже не решено ещё, брать ли его вообще, или да ну. Столькодел-столькодел.
Улица вся белая, и ясно это несмотря на темноту и тёпло-желтый свет фонарей, и даже желтые листья облепило снегом так, что их самих там не видать. На гортензиях и малюсеньких ёлочках на клумбах, на моей шапке и её ресницах, на машинах и ни капельки не голых ветках сирени и алычи, на лавочках и карнизах - везде сугробы. Кроме земли. И я вспарываю своими следами эту девственную чистоту побеленных поздней метелью дорожек, и на каждом ботинке налипшая снежная платформа не меньше и так имеющейся собственной, и ноги подворачиваются, и сколько ни пытайся потопать и это модное преображение стряхнуть - только больше налипает, мои личные сугробы, под кустами и деревьями их ещё не набросали, а под моими ногами такое вот ви ай пи.
И какая-то особенная тишина, почему-то совсем не ледяная, гулять бы и гулять, но...
На ужин снег и какое-то восхищённое удивление моей спутницы на этот счёт. Жаль только, привкус. Какой-то несъедобный, будто нет в этом снеге той чистоты, хотя он совсем свежий. Видимо успел что-то в себя впитать из воздуха ещё в полёте. Потому что город. Не найти здесь экологически чистого снега. За ним, вероятно, нужно ехать далеко-далеко, где природа и лес например, где всё нэчрал органик, и воздух чистый, и снега вкус. А в городе... Лёд в кафешках вкуснее.
Что-то светлое и радостное - этот вечер. И хотя получилось совсем не так, как я планировала и ожидала, всё было так легко, и осталось приятное послевкусие. Говорят, это главное.

И ещё, кстати, несмотря на то что меня по-прежнему штырит, в чём-то, кажется, отпустило. Ох уж это подсознание. Очевидно, что что-то там работает и происходит, но совершенно не ясно, что и как. Непонятней, чем компьютер. И если работа над собой - тоже труд, почему же тогда я до сих пор "тунеядец"?
* * *