?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Холодеющий мир изо всех сил выжимает из себя яркость. До последней…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Холодеющий мир изо всех сил выжимает из себя яркость. До последней капли.

Вспомнила тут сегодня про литературный приём олицетворение. Ага, вспомнила. Будто я не этим здесь регулярно занимаюсь на протяжении стольких-многих-долгих лет. Именно что этим, только не задумывалась никогда, как охарактеризовать, обозвать и значит классифицировать подобные писульки. А теперь просто слово всплыло - и сразу оказалось, что я тут не просто так, а вот что. По-научному.

Олицетворение (персонификация, прозопопея) — вид метафоры, перенесение свойств одушевленных предметов на неодушевленные. Весьма часто олицетворение применяется при изображении природы, которая наделяется теми или иными человеческими чертами.

Так вот, например...
Да хотя бы природа.
Пусть будет вся, в целом.
Старается.

Заметив ещё в августе, что потускневшей от жары и пыли, выцветшей на солнце зелени умывание больше не помогает и никакими лучами её уже не освежить, природа решает прикрыть скучноватую темноватую примятую траву ярким ковром. Новые материалы выращивать долго, так что просто красит листья, посыпает ими. А надо же ещё так рассчитать, чтобы часть и на деревьях оставить, чтоб везде хватало красоты.
Посыпает землю красными бусинами боярышника, зелёно-желтыми диких груш и розовыми - райских яблочек. Вышивает на клумбах новые цветы. Развешивает алые гроздья на рябинах, фиолетовым и бордовым поливает дико-девичий виноград на заборах и стенах домов - и тут замечает, что небо-то серое. Берёт акварель, начинает подкрашивать - неловко поворачивается - и вот уже все листья на земле. Ещё и стаканчик с водой перевернулся...
Бросает природа кисточки, прямо из небесной банки поливает золотом остывшего солнца, но голые стволы этим уже не спасти. Да и новый ковер намокший быстро испачкался и скукожился. И тогда, совсем закрутившись и выбившись из сил, плюёт природа на всё последним ноябрьским дождиком и решает удариться в другую крайность: к чёрту яркость, пусть будет монохром.
Не протирает больше небо от туч - и они быстро собираются плотным слоем. У природы падает температура, у природы упадок сил. Ей остаётся только достать выстиранное до хруста белоснежное одеяло и прилечь вздремнуть. Она вздыхает глубоко - и сдувает небо, оно тихо осыпается, прикрывает землю и крыши. Всех пушистых рассовывает по норам и подвалам, птиц отправляет в отпуск на юг, чтобы её сон своими песнями не потревожили. Остаются только самые несговорчивые, тоже монохромные и способные сдержать обещание о молчании. Они и правда стараются, только изредка прочищают замёрзшее горло хриплым "карр" - и поскорее снова умолкают. И снова всё тихое и белое. Только деревья так и остаются чернеющими палками стоять, потому что сколько ни оборачивай их в иней - всё равно шевелятся, вздрагивают - всё осыпается. Даже если и стараются неподвижно замереть - всё равно снег с ветвей обваливается при каждом сонном вздохе, да и птицы, опять-таки. Прилетят, стряхнут, и хохочут, пока морозом не ударишь - тогда и те наконец замирают, прячутся где-то. Природа заново оборачивает каждый голый прутик, облегчённо вздыхает - и всё по новой, чёрные стволы над белым миром.
"Ладно, с ними позже разберусь, покрашу в салатовый весной" - думает она и забирается с головой под свой пушистый белый плед. - "А пока - отдохнуть".

Вот и я так. Всегда. Перестараюсь и всё. До последнего поднажимаю, давлю из себя результат, а потом оп - перегорела. Опять. И жди потом этих новых сил. Вот и боюсь уже выкладываться по полной. А природа вот не боится. Понимает, что если недостараешься - вообще ерунда получится. Когда творишь - нечего тут беречь, нельзя себя жалеть. Если взялся, то давай до предела, всё что можешь и чуточку больше.

Идеала, конечно, не достичь, но стремиться надо. Бежать за чем, чего заведомо не догонишь. Но что-то всё равно из этого выйдет. Чем лучше - тем лучше. А для чего ещё эти силы нужны? Выбьешься - передохнёшь - и будут новые. А если их слишком долго бережно хранить, силы уменьшаются, усыхают и портятся, и мало на что уже годятся. Кому нужны старые силы? Не жалеть, отдавать подчистую. Всё или ничего, из крайности в крайность.


...А уткам хорошо и весело, даже без пальто. Они взлетают прямо с воды, подходят ближе, вытягивают шеи и смотрят любопытным карим глазом, чешут красной ластолапкой подбородок (да, у уток есть подбородок), странно встряхиваются, вжав голову в плечи (и плечи тоже есть) и приподняв крылья - и как ни в чём ни бывало шагают в воду, и по ней продолжают шагать - и плывут себе дальше.
* * *