?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Два два один один. Лена. Планы. Мне нравится Лена. С Леной…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Два два один один. Лена. Планы.


Мне нравится Лена. С Леной спокойно. Не так спокойно, что аж хочется уснуть, а ровно настолько спокойно, чтобы не бояться сказать лишнего и ограничивать свои речи только из соображений экономии времени, которого у Лены не то чтобы мало, но и не бесконечное количество. Тем более что встреча всё-таки о ней, для дела. А мне - только учиться слушать и слышать, быть в кои-то веки не героиней, а только автором. Но об этом позже.
Приятно ощущать, что вложил человеку в голову нечто, которое может что-то изменить. И если я сама сумею вернуть то ощущение себя-персонажа в жизни-кино, то точно знаю, что и другим людям его дать сумею. Я уже буду знать, как. Способ прийти к этому осознанно, а не интуинивно, как было в первый раз. Я очень надеюсь.

Превращать людей в героев. Вдруг таки будет польза от меня, вдруг выйдет прок?

И ведь удивительно с этой точки зрения то, что обычных нет. Даже самую заурядную личность, которая считает, что нет в ней ничего интересного, отличительного и уникального - можно описать, сделав особенностью эту обычность.

В моменты озарений понимаю: ценность не в местах, не в вещах, не в событиях и даже не в людях. Она в самоощущении. И только. И вот за этим я и буду гнаться.

В век личности, эгоизма или даже эгоцентризма мои начинания особенно хороши.
А я ещё вот поняла, что популярность - это не о том, чтобы всем нравиться (конечно, это лучший из вариантов, который может быть в каком-то частном случае, но вообще вряд ли), а лишь о том чтобы быть на слуху. Вот и создавай после этого всякий там личный бренд. Чуть продвинешь - и пойдут не только похвалы и восхищение, но ведь и критика, и провокации, и прочее всё что угодно, чего в привычной тихонезаметной жизни обычно куда поменьше. А мне и так хватает. Очень непросто взаимодействовать с представителями другого вида, вот эти Homo Sapiens всё меньше доверия у меня вызывают. А другого такого Spiritus, как я, тоже конечно Homo но уже немного другой - попробуй ещё найди.


Весь мир тоже герой

Снова и снова прихожу к мысли: ведь всё вокруг для каждого своё. И вот повторяюсь. Потому что снова и снова. Прихожу. К мысли. Или мысль ко мне приходит? Вот эта:
Сам по себе мир какой? Никто не может этого знать. Никто не ответит.
Мир - никакой. Возможно, нейтральный. Неизвестно. Для всех он разный. Так что какая там истина.
И люди, и события, и вещи, и места такие на самом деле непростые. Нет ничего однозначного. Эта многогранность порой бросается на меня и поражает своей необъятностью. Неуловимостью дразнит.


А что там осень?

Я давно не писала про Осень. Целых несколько дней.
Она должна бы сейчас бегать среди голых стволов и веток, шуршать чем-то за прозрачными кустами и сокрушаться:
- Всё опало!
Но нет. Вместо этого пусто и тихо. Бегают и шумят только собаки. Изредка. Местами. Но разве ж они Осень?

Неожиданно сворачиваю в траву - один шаг на газон меняет мою судьбу, совсем чуть-чуть, но от этого каких-нибудь полчаса я совсем в другом месте, и ведь однажды так может решиться судьба. Иду другими путями, совсем не так как собиралась. Вместо шумной проезжей части слева от меня матовая, впервые после лета заледеневшая речка. Тихонечко стоит, не дыша и скромно. А я иду по ноябрю и думаю, что вовсе он не серый. И даже цвета его всё-таки тёплые, несмотря на противоположной температуры свет. Не самые красивые темноватые помертвевшие оттенки коричневого - что же тут холодного?
Да и сам свет не то чтобы совсем ледяной или там тусклый.

Небо лениво потягивается, и непонятно - то ли утро, то ли вечер, то ли может весенне. Как бы там ни было, спасибо что не нависает серой равномерностью. Который день оно и не думает угнетать, прячется кокетливо за плотными, но лёгкими фактурными облачками с намёком на пастельные тона. То голубоватым подмигнёт, то розовым, то персиковое или сиреневое. Еле различимые переливы строгого серого - и вроде бы всё как положено по ноябрьскому небесному дресс-коду, но как-то при этом живенько и приятно. Никаких беспросветочек и безысходностей наверху не показывают. За поскучневшими уснувшими деревьями всё же есть на что смотреть.


А ещё?

Листовая падаль. Не чайно.

Пахнет дымом, едкими выдохами заводов и паровозов и какой-то тухлятиной. В остальном воздух свежий и прохладительный.
Бреду по привычным тропам, - леди с Тракторного, во всём большом и розовом, и раздумываю, не зря ли. Спасёт ли, сохранит ли, поможет ли за гаражами тот факт, что я между прочим в совершенстве владею искусством словесного боя. Или шла бы лучше вдоль дороги справа от проносящейся вереницы машин и не отсвечивала, потому что фликеров не выношу и не ношу.

Щебень искривляет траекторию, походку
и вообще откровенно мешает, одним словом,
ногам ступать.
Спотыкает и злорадствует - мол, я же просто лежал.

Замираю посреди пустыря. Розовое пятно на сером индустриальном пейзаже. Стою. Пишу.
Замечаю заметки, помечаю пометки.
Вспоминаю, как это бывало раньше. Когда я начала так делать?
Две тысячи десятый. Ну конечно. Такой важный, незабываемый, знаковый.
Тогда я могла по пути из лицея, по дороге с трамвая в феврале стать как вкопанная посреди улицы - или не совсем посреди, а отойдя к стеночке ближайшего дома, вдыхать дух подвалов, пытаться отследить стремительный полёт и последующий крах разбивающейся об асфальт капели и замёрзшей рукой выводить ручкой в тетрадочке, или буквами в телефоне (тогда ещё кнопочном, быстро-быстро в до сих пор не забытом режиме Т9, пальцы помнят и могут хоть сейчас) - стоять прям на улице и писать о том, как стою и пишу прям на улице. И ведь если бы я так не делала - теперь бы оно так не вспоминалось.

Рыжие заплатки окон на серых панелях. Аккуратненько, под линеечку.
Кто бы что ни говорил - ничего уродливого в этих серых пятиэтажках я не вижу. Если в них не жить. Со стороны - нормальные густо населённые коробки. Имеют место быть. Ведь без домов не было бы улиц.
Нет, правда, я во всём умею видеть красоту. И в том, где другие ничего приятного не находят. Я могу. Но только если оно не нападает, не вредит мне, не угрожает. А таких вещей как-то сложилось что немного. Всё, что вызывает страх, по определению не может быть красивым. Так почему же мне так часто хочется его вызывать? Отчего я расстраиваюсь, понимая, что недостаточно пугающая? И что в таком случае это "достаточно"?
Мама недавно слушала мои излияния и захотела мене переименовать. Не в Стэфу, как я когда-то почти добилась (и даже не от родителей, а от министерства юстиций). Нет, мама сказала что я Адольфик. С намёком на то, что бы было, окажись я власть имущей.


И снова о встречах

А из весёленького - я сегодня узнала, что такое розарий. То есть я знала, что это место, где соответствующие цветы растут. Но никак не понимала, как это может быть талисманом и как его можно таскать с собой. Рискнула даже спросить, уточнить. Оказалось, у слова-то есть второе значение. Посмеялись над догадкой о моих фантазиях на этот счёт. Как в детстве.

Опять притворяюсь жирненькой.
Потому что похолодало и двух слоёв одежды под пуховиком уже мало.

Как в сказке: там майка, там кофта, там свитер... а может и чудеса, а может и леший - этого я вам не скажу. Должна же в женщине какая-то быть тайна.

...Причём майка поверх кофты, не наоборот. Потому что с длинным рукавом - серая. А леггинсы чёрные. А платье вязаное. И чтоб в его дырочки просвечивало сверху и снизу одного цвета, я майку чёрную натягиваю. Да что вы знаете о женской логике?

- Говорят, похолодание будет эти два дня, а потом...
- А потом зима!

Палочками орудую долго и ем медленно, пока содержимое тарелки остывает. Вроде бы умею, но всё равно непросто.
- Лапша, говорю, - дело тонкое.
И рассказываю, почему я уже и её боюсь. Заказывать. То утопленную принесут, всю в масле - и никакой там жизни в такой пище, один жир. То пресную совсем. То пересолят. То горчит. И вот сегодня в кои-то веки - может даже впервые - идеально приготовили. Так что видите, порой полезно перебороть свои страхи. Как я. Рискнула, заказала, и таки поела вкусной лапши. А что нескоро дело делается, так это даже хорошо - пока с этими макаронинами разберёшься, по одной по две, вытягивая шею, ловя и перехватывая, да так чтоб ещё прилично-симпатично, чтоб не "фу посмотрите жрёт как свинья" - так калорий больше сожжёшь, чем сожрёшь. Целый спорт.
* * *