?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Я стараюсь, я правда стараюсь. Видя разницу, концентрироваться на…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Я стараюсь, я правда стараюсь.
Видя разницу, концентрироваться на преимуществах вместо недостатков.
От минусов я и так всё время убегаю - вот и пытаюсь помнить, что совсем скоро это если не кончится, то хотя бы прервётся, а пока надо значит порадоваться тому чего ТАМ нет.
Там нет ванны, моей привычной постели, кучи книг и ещё разных вещей из моей комнаты, бабушки с телевизором и вкусными обедами-ужинами и ветчины, которую одна Татьяна знает где купить - где-то там возле её работы. И вот этих видов чая, которые здесь, а там - другие. Это я специально. И ещё нет там моей любимой округи. Окрестностей, чтобы обходить. Не надоедающих, чтоб хоть каждый день да подолгу.
А здесь нет той преимущественной тишины. Защищённости от неожиданных трелей дрелей, ночного топота потому что соседу приспичило в туалет, и отсутствия любых посторонних запахов чужой готовки противной их пищи. Там уж точно никто не начнёт сверлить стену, потому что стена - твоя, хоть по ту сторону, хоть по эту. Правда Дом живёт своей жизнью, в недрах у него - котёл, и насос, и вся эта система звучит как пищеварительная. Будто у Дома в животе периодически бурчит. А когда снег тает и позлает по шиферу, или сильный ветер с разгону врезается в крышу - это очень громко и мешает спать. А соседние дома никак не спасают, они слишком малы, чтобы что-то там заслонить. В этом плане скопление пятиэтажек куда практичнее.

И вот сейчас я здесь. Слоняюсь наслаждаюсь любимыми видами и привычными многочисленными удобными дорогами для прогулок.
Радуюсь даже домам и стенам, загораживающим мне небо - потому что там, откуда я ненадолго, на несколько километров вокруг поля-леса да шоссе, и разница как раз только в небе да погоде. И меняющиеся на каждом шагу виды города куда интересней наблюдать, чем однообразный и бесконечный забор-вдоль-кольцевой. И изо всех сил отгоняю мысли про "больше, чем соседей с третьего этажа я ненавижу только соседей с первого". Я просто прячусь в наушниках с утра до ночи, а ночь до утра прячусь в берушах. Я уже как-то привыкла и почти убедила себя, что это и есть норма. А когда начинает безбожно вонять от тех самых с первого, констатирую недоброе "а вот и жареным запахло", как в каком-то там фильме или даже мультике, и иду на улицу.

И эти стены - кому-то уродливые и обшарпанные, а мне - вдохновение и здоровенное пространство для творчества. Столько кусочков, столько вариантов композиции: трещинки, замазка, свисающие сверху голые прутики, акварель неба наверху, какие-то трубы и подпорки для проводов, торчащие там наверху. Столько сочетаний на каждом шагу - что здесь может быть скучного? Мама вот не любит ходить по пустынным таким узким тротуарам вдоль заводских заборов и прочих стее. Мама просто не фотограф. И мало кто фотограф до такой глубины души, чтобы тормозить на каждом шагу в подобной местности, приседать и потягиваться, и видеть в этом смысл. И потому ни с кем не будет лучше, чем одной мне, пропащей любительнице фрагментов, паттернов и фактур.
Я снимаю, снимаю и не надеваю
поэтому
перчатки
никогда.
Покрасневшие пальцы с телефоном снуют в карманы - и тут же обратно.
Я не ищу ничего идеального - только ракурс. Я обожаю всё это старое и пошарпанное.
Я снимаю узор трещин, вспучившуюся штукатурку серой стены и проглядывающее сквозь покрывающую кирпичи кое-где облупившуюся белую краску оранжевое мясо рассыпающихся кирпичей.
Я снимаю абстракцию вмёрзших в лёд бывших луж воздушных пузырей, и ледяные их осколки, и чьи-то следы (здоровенного мужика, судя по огромности подошвы предположительных ботинок; а собачьи похожи на цветочки иногда), и разбитые, забитые, заклеенные газетами, завешенные рваными занавесками тоже в цветной цветочек - окна заброшек. Какие-то двери. Погустевшую лохматость год назад обрезанных тополей на фоне акварельно-облачных разводов. Вчера из неба вывалился весь снег, но так никуда и не лёг: просто весь день металась в разные стороны какая-то апрельская, почти солнечная, метель, а облака легчали. А сегодня ещё и подкрасились. Небо вообще удивительная вещь: умудряется сочетать и даже смешивать холодные цвета с тёплыми, и так гармонично это смотрится, и не разводится никакая грязь. Сине-сизо-серое обрывочное перетекает в сливочно-солнечные бока облаков, паутинкой на эту топлёную молочность наползает, а где-то даже намёк на весеннюю чистую голубую прозрачность просвечивает. И всё оно пошевеливается, и чёрные чёрточки птичьих силуэтов машут крыльями и исчезают друг за другом. И их я тоже снимаю, успеваю.

Кто-то видит унылую серость, а я счастлива этому вновь наступившему времени фактур, когда ни снежная белизна, ни лиственная зелень, ни цветочно-травяная пестрота не загораживают голый город, не прикрывают основу улиц и не перетягивают всё внимание на себя. Когда почти всё уже растаяло и ничего ещё не распустилось - можно рассмотреть гораздо больше. Главное не идти, вперив отсутствующий взгляд в несуществующую точку прямо перед собой, не жаловаться на серость, скуку и уныние, - главное уметь видеть.

Вот что здесь хорошо. Это всё, моё. Никогда не надоест. Может, "никогда" и слишком долгое слово, но до сих пор, сколько здесь живу (то есть - моё "всегда"), не наскучило, и ничего другого мне не надо. Если не про жильё говорить, а исключительно про променадовую, гулятельную местность. Место силы у меня здесь. Не считая панельного ада, который её - силу-то - из меня быстренько вытягивает. Такое вот равновесие. Этакий личный пример третьего закона Ньютона. Ну, того, что про действие и противодействие и что они значит равны.

Может когда-нибудь я и перееду жить в глушь своей мечты. Но там точно не будет этих улиц. Так что я стараюсь не быть дурой и радоваться тому, что есть. Изо всех сил стараюсь.

А ещё я сегодня умудрилась почистить гранат, не пролив ни капли крови его, то есть сока. Ни одного зернышка не распидорасила, говорю. Вот как оказывается могу. Стоило только попытаться. Чего б ещё такого попробовать, чтобы вдруг обнаружить, что умею?
* * *