?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Полдня я умирала. Это уже привычно. Потом пошли гулять. Ну - как,…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Полдня я умирала. Это уже привычно.
Потом пошли гулять. Ну - как, гулять. Давно в Ти-Баре не были. И вот приходим, а он закрылся. То есть совсем, кроме вывески да остатков интерьера в полумраке за стеклянной дверью ничего не осталось. И лампа не горит... ни одна. Пошли в соседнюю пиццерию есть не пиццу. Мама блинчики, я - мороженое с красивым названием "Санрайз", и когда мне подали сей десерт, мама очень удивилась - я, говорит, думала, тебе сейчас принесут такой красивый коктейль в бокале. А я говорю - это просто санрайз, не текила.
Гиппо этот вообще скурвился, всё оттуда пропадает без конца. То пшеничные хлебцы исчезли, то теперь гречневые - последние, видать, лежат немногочисленные и никто их на полку не докладывает, не добавляет. Хватаю побольше, потому что тут дар предвидения не надо. тут к гадалке не ходи - скоро и эти закончатся. Останутся одни невкусные. Ещё пропала моя любимая умывашка без запаха, красивые трусы, что-то там ещё. Даже бритвы бабские, никакого тебе Винуса. Одна Милавица осталась. Кто понял юмор - молодец, знает разные языки, возьми с полки Венеру. Но вернёмся же в Гиппо - хотя, может, как раз и нет, всё меньше причин это делать... Вот у мамы там пропал сыр какой-то специальный супертвёрдый, выдержанный. Гвозди она им забивать собралась, что ли, не знаю. Тогда конечно лучше её молоток посоветовать. Но наверно всё-таки он ей для чего-нибудь другого ещё нужен.
Зато какие-то Джамперы раздают на кассе, если ты, по их мнению, достаточно в этот раз потратил денег. Я эту штуку надела на палец, мама тут же сказала что я как мистер Гаррисон из Саус-Парка, а это значит мистер Шляпа, надо полагать. А ещё мама считает, что стрёмная ухмылочка, нарисованная на шарике-башке этого джампера, очень похожа на меня. Типа я так же улыбаюсь, особенно когда меня фотографируют. Я говорю - это в прошлом так было! Теперь нет! Теперь я и так могу, не обязательно фотографировать. И как оскалюсь.
А мама чего-то там повторяет уже, не помню что именно я ворчала, но она слово в слово тут же то же самое - и каким-то странным голосом.
- Ты что ли кривляешься?
- Как ты догадалась?
- О, да я...
(Забыла слово, судорожно пытаюсь его подобрать, а оно, сволочь такая, вертится - и всё никак).
- Проницательная? Прозорливая? Сообразительная?
- Смекалистая я!
- Ооо!
- Смекнула своей смекалкой!

Потом выворачиваю палец, на который по-прежнему надета странная хрень с кассы Гиппо. Маме под нос сую:
- Ты так умеешь?
(Мама умеет и тут же показывает).
- Ладно... идём дальше.

В общем, это я к чему. Было как бы весело. очень даже хохотали мы, хотя почитавши записанное можно решить что не смешно. Ну что я в таком случае могу сказать всем сделавшим такой вывод...
Пе-пе-пе.

Под сизую тучу пришли, а она без исчезнувших контрастно-ярких золотисто-солнечных лучей оказалась всего лишь серая.
Думали переждать ненастье, сидели-сидели - а дождь всё никак, еле накрапывает что-то, не старается совсем. зато стоило выйти... Ну, как обычно. Но я взяла угадайте что. То, к чему последние лет пять не притрагивалась, потому что презирала. А у него оказалась ручка из непоймичего (новое химическое вещество, да) и с годами этот полимер недоделанный стал липким. Уронить, конечно, сложнее, но к коже прям-таки неприятный, противненько держать. Семья дружно стала придумывать, чё теперь делать. Мама говорит - не жалеть, выкинуть. Я думаю - может, скотчем обмотать. Строительным. Пофиг что там кнопка, я что ли через изоленту кнопку не нащупаю? Бабушка оказалась самая практичная: дала мне носовой платочек - на, говорит, заверни пока. Ну я и завернула, и пошли. Потом зонтик-то раскрыла, а для этого чехол снять пришлось, вот его поверх платочка и намотала. И не потеряется, и выглядит прилично.
Мама упорно мокла и отказывалась идти рядышком. Только на самой уже остановке, когда стало ясно, что транспорт-то не скоро придёт. согласилась утрамбоваться вдвоём под моей переносной крышей.

А дальше я не пошла домой, а пошла гулять под дождём и зонтом. Потом первый кончился, второй я сложила, на лавочку положила, рядом пакетик - и сверху на него свою попу. Прекрасно это - все лавочки мокрые, скверик почти пустой, если кто мимо и ходит, где-то неподалёку присесть даже не думает. А дышу и думаю - как же прекрасно оно пахнет, это последождя. Пока не случится понюхать - не вспомнишь ведь даже. Банальное слово "свежесть" ничуть этот воздух не описывает. Да вообще сложно описать какой-нибудь запах, нос ведь читать не умеет. Нос тебе не глаз, ему чтобы что-то вспомнить да представить - другие нужны методы.

Но к чему же я это. Это я о чём? А, ну да, после дождя. На небе перья и остаточные сизые кучки, под ногами мокро смачно так шуршит песочно, водопад ошалел, но речка поднялась и не даёт ему разогнаться.

Всесторонне просушив коленки, в мокрой траве завели свои шарманки кузнечики.

Ещё вот думаю - говорят, раскрывать зонт в помещении - плохая примета. А сушить его тогда как? По мне так куда хуже примета, если зонт закиснет, или там заплесневеет, и придётся его три часа мыть, а то и вовсе выкинуть. Это вот точно - к тратам. Времени или денег, там уже зависит - вы как моя мама или как бабушка.

И всё-таки пожалуй хватит презирать, отношение своё пора пересмотреть. Потому что замечательно идти и не бояться, что потечёт даже водостойкая тушь, ещё и в глаза попадёт, могут разболеться, и не протрёшь ведь тогда - а то вообще пандой станешь, и ещё с носа будет капать, и с волос, и во избежание этого всего (кроме последнего) смотреть строго под ноги, держа лицо книзу, ничего интересного вокруг не видя. Под зонтиком конечно тоже видно не всё, но хоть головой вертеть можно. И так уютно, когда сверху громко барабанит, снизу коленки подмокли, а мартенсам любые лужи нипочём.

Всё, я всё сказала.
* * *