?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Последние пару дней я чувствую себя такой... Отразимой. Не в помаде…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Последние пару дней я чувствую себя такой... Отразимой.
Не в помаде значит дело.

Вчера пряталась от дождика под деревьями, оказалось - алыча. Ну, я её и собрала. Килограмма два, быстренько. Пришла домой, помыла, попробовала есть - что-то не то. Не очень. На одну вкусную приходится три так себе. Решила сварить. Час терзала жёлтых бедняжек, вынимала кости. Всю семью обзвонила (ну, то есть маму и бабушку) - рассказывайте, мол, как варенье делать. Понятно, что варить, но сколько там чего - воды, сахару, времени... Бабушка в ответ запричитала, что там у неё на даче "столько всего", никакой информации полезной не дала, только ввела в недоумение - причём тут её "там" и "столько всего" к моей алыче здесь. Что мне её, выбросить теперь, что ли. Что я, зря, что ли, старалась. Ползала там под взглядами прохожих, руки все в земле перепачкала, в речке мыла - и всё напрасно? Нетужки.
Мама оказалась полезнее во всех отношениях. Морально значит поддержала, намерение моё сочла похвальным, загуглила рецепт, почему-то на украинском (не знаю, связано это с бронью отеля в Одессе или с тем, что она белорусскую раскладку клавиатуры забыла переключить и всего одно "i" всё решило), стала читать, параллельно переводя. А я всё равно сделала по-своему - решила ковырять сырую, потому что "поварить-остудить-протереть через дуршлаг или марлю" сочла процессом долговатым и требующим многовато телодвижений. Половина одиннадцатого вечера, куда тут остудить, куда перетереть, чтоб потом опять варить? А спать когда? Воду тоже на глазок лила, многовато. Но это ничего, за час томления на плите она как раз вся и выпарилась, и пахло так вкусно. И только один вопрос остался без ответа: это побочный эффект того, что я женщина, да? У мужиков наверно вряд ли так бывает, что сидит он такой, с игрек своей хромосомой, за окном уже темно, и думает - дай-ка варенье приготовлю, а потом сразу спать. Наверно всё-таки у парней так не бывает. И у дядек, и даже у дедушек. Определённо. А мне всего двадцать три - и уже такое.

Зато сегодня ела его на завтрак, и оказалось так вкусно. Уверена, так вкусно бы мне не показалось, если бы алычу кто-то другой добывал и варил. Что-то в этом есть. Снова обзванивала всю семью - на этот раз похвастаться. Первое в жизни самостоятельно собственноручно приготовленное варенье всё-таки, не компот какой-нибудь. И бабушке я говорю - ладно, всё, пойду есть, а то хлебцы стынут. С этим кисло-сладко-жёлтым топпингом вприкуску моя привычная приличная часть рациона заиграла новыми красками.

А мама смеялась, когда спорили - поварить и остудить, чтоб потом опять по кругу, или можно только первый шаг из этого списка выполнить подольше и всё. Порядок действий такой придумали для того, чтобы ягодки целыми сохранялись. Но мне-то эти премудрости зачем, что там, говорю, сохранять, если она уже распидорасенная. И вот тут родительница хохочет - так, говорит, и надо в рецепте писать: распидорасить алычу... Ну не знаю. Может и правда так и надо. Может будь я фудблогером - в мире было бы чуточку повеселее...


...Но я не меньше, чем веселить, люблю ещё и ворчать.
Например позавчера. Только мне выходить - сразу ливень. Ну, думаю, вот ты все карты и раскрыл, сейчас как возьму зонтик - и что ты тогда? Не мог подождать, поподжидать? Я ведь не хотела было уже не брать эту тяжёлую вещь. И вот выхожу, а он по асфальту так лупасит, что мне чуть не по пояс эти брызги отскакивают. А я тороплюсь, стоять где-нибудь под крышицей да пережидать некогда. Так что пришла я на встречу вовремя, но с совершенно мокрыми насквозь прямо кедами, и такими же носками в них, которые предательски моментально натёрли мне ноги. И вот я на встречу, значит, пришла, а дальше не могу. Стою и ворчу. Ты, мол, мама, виновата, всё утро твердила - будет дождь, будет дождь, вот и накаркала. А я из-за тебя под него попала, потому что к тебе, мама, торопилась.
В момент, когда мама психанула и, не дослушав мои гениальные выдумки, развернулась уходить, я блеснула умом и предложила решение -идти вот тут в магазин в двух шагах, купить пачку салфеток и носки. Лучше даже две пары, потому что они красивенькие и я не могу выбрать - розовые с фиолетовым сердечком одним на две штуки, с надписью "Love is...", или всё-таки серенькие с сердечком розовым. Не то чтобы у меня четыре ноги надо срочно переодеть, но... В общем, надо. Носки. Две пары. Точно. Срочно.
Дальше я тёрла кеды салфетками, потом пихала их внутрь, потом тёрла ими ноги, пихала и их тоже - в розовые, радуясь, что у меня наконец-то ПРАВИЛЬНЫЕ носки, где сразу ясно, какой правый, а какой левый. Потому что сердечко, говорю ж, одно на две ноги, и если местами поменять - оно не сложится. Но мой перфекционист ликовал недолго, потому что в кедах очень мокро и всё уже натёрто. то есть в сухих носках я 1) буду недолго; 2) идти всё равно не смогу. Ладно, вынимаю самую пострадавшую из ног из кеда, нахожу в рюкзаке пластырь, клею, снова в носок, снова в обувь. И поковыляли гулять. Сосны мокрые так вкусно пахнут, и нашли крылья той самой, год назад впервые встреченной, стребочки/бабозы (кто не помнит, не читал - это такая стрекоза, совершенно точно, длинная глазастая, но с крыльями бабочки, чёрными такими с синим отливом, и полётом соответствующим порхательным). Крыльев было всего три, я их собрала и засунула в паспорт, как раньше поступала с гербариями. Бедный документ у меня приобрёл букву "у" на конце, получилось какое-то паспарту. Не потому что рамочка, а потому что я в него вечно что-нибудь сую. Но не об этом ведь.

И стала я рассуждать о себе. Что это естественная моя физиологическая потребность, как котикам надо мурчать, так мне - ворчать. У котиков где-то внутри спрятан урчатор, а у меня значит - ворчатор. И я его завожу по мере надобности, и нечего тут пугаться. На кота ж никто не станет обижаться за то что он решит вдруг поурчать. Вот и на меня не надо. Это, может, означает, что я жива и существую. Такие вот тайны Никоздания (это как мироздания, только про Нику).

...

Вообще же мама меня утешить пытается с тех пор как мой режим достигатора перегорел и я снова хожу вымотанная, слоняюсь не занятая, ловлю наконец это лето. Мама говорит, что я не тунеядец, а её жизнь украшаю. И она мне за это платит. Очень, конечно, милая попытка, но она мою украшает не меньше, а если за это надо давать деньги, то я, короче, как ни крути, - в долгу пред нею здоровенном. Так что иногда попытаешься меня ободрить - а выйдет только хуже, выйдет что я свою логику как включу, как расстроюсь пуще прежнего...
И никак нельзя мне заранее не то что говорить, а даже думать пресловутое "ГОП". Потом вечно то недопрыгну, то на жопу шлёпнусь, то в лужу сяду, то ногу подверну, то нос рас... как ту алычу. Вот например в то же позавчера дождём шла я поначалу в настроении хорошем, улыбалась и репетировала, с какой бы интонацией маме сказать - "Я не тунеядец, а жизнь твою украшать пришла". А в итоге пришла и кааак разворчалась. Я в этом плане вообще как небо в грозу - мне кажется, оно тоже не может свой гром контролировать, даже если очень захочет. И если даже от неба уходят - под крышу, домой, в наушники - что уж обо мне говорить?

...

А ещё если переспать с косичками ночку, наутро я похожа на росомаху. Причёской, в смысле. К сожалению. Хотелось бы, конечно, ещё и когти, и способность к моментальной регенерации, но как-то пока нет. А вот "технические" косы, призванные организовать назавтра кудряшки, как-то умудряются расслабиться у корней и остаться при этом тугими дальше, до самых кончиков. И вот если на них не смотреть, заколоть например где-нибудь сзади, или в фотошопе замазать, то всё остальное оказывается объёмное и уложенное точно как у Хью Джекмана в его лучшей роли. Очень полезная информация, я знаю. Теперь вы знаете меня ещё чуточку больше, лучше. Вуаля.
* * *