?

Log in

No account? Create an account

Странной · девочки · дневник


Саундтрек: "Сплин - Ковш". В аэропорту попили чай-кофе,…

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Саундтрек: "Сплин - Ковш".

В аэропорту попили чай-кофе, прошли все круги регистрации... Пережила мерзкого "смотрителя" южного вида, который пялился неотрывно не только в автобусе-душегубке до самолёта, но и там оказался вдруг передо мной, и в щель между спинкой сиденья своего и стенкой (или бортом, что там в самолёте) пялился, что к иллюминатору не наклониться, ни опереться, ни облокотиться. Зато долетели быстро. И духов из дютика мне уже не надо, не хочется. Потом круги обратной регистрации, багажная лента, которую - первый раз такое вижу - прилюдно исследуют такой псиной шибко обученной, собака системы спаниэль. Нюхает наркотики.

"Прилетела в Одессу и сразу захотелось раздесса. И разусса. И помысса." Потому что мартенсы в чемодан бы не влезли и тяжеловаты, жарковаты.

"А вот когда меня симпатишные девушки щупают - это я люблю!"

Уж эти мне таможни, досмотры, контроли.

***

А потом - еле нашёл водитель убера, вообще-то одессит, этот наш отель. Аркадия. Тусовки, вечеринки, на каждом шагу дискотеки, грохочущие со всех сторон и сливающиеся в одну большую какофонию до утра. Толпа. На тропе вдоль пляжа, на самом пляже, в море до самых буйков - толпища. Даже сами украинцы, персонал отеля, в шоке. Мы, говорят, на этот пляж не ходим, а ходим туда - неопределённо машут рукой - далеко...
И мы переезжаем. Посидев на террасе с видом на море и прекрасной клубничной сангрией в запотевшем прозрачном кувшине, невкусной едой и блюдом, гордо именовавшимся "картофель на гриле со сметанным соусом и чем-то там ещё", и оказавшимся одной жалкой картошиной в фольге, окруженной тремя высокохудожественно брызнутыми каплями сметаны на здоровенной тарелке... В общем, вскоре мы сделаем вывод: единственное, что удаётся готовить этим украинцам - напитки. Коктейли, лимонады всякие. Ну и сладости на фабрике их президента, который отчего-то не спешит делать конфетку собственно из страны. А тюлечка - рыба, оказалось, - это такие мальки. За большие деньги, тем не менее. И сразу стало ясно, что там белорусские наши рыбаки-мудаки в городских речках ловят. Такое обычно отдают котам, но здесь хватает наглости предприимчивости предлагать туристам, а нам хватает глупости покупать, заказывать, и кривиться, потому что и тут - невкусно, пресно, жирно-масляно, фэ. И чем дороже ресторан - тем хуже там почему-то готовят. Позже в самых дешевых столовках оказался нормальный борщ и пюре с котлетками. Но вернёмся же в "Шпинат". Несмотря на организованную нам раскладушку с ортопедическим матрасом, то бишь отдельную постель, что аж свою двуспальную верхушку кровати не пришлось на пол стаскивать, дабы сделать из одного спального места - два... Решили мы, что ехали таки к морю, а здесь к нему не подойти. И я блеснула умом и идеей - а давай, мам, в Затоку. С неё всё началось... вся эта Одесса. Так вернёмся же. И вернулись. На другой день поехали в таксо. Хо-хо. На извозчике до самых ворот.

***

Ах да. В первый вечер нас встретила ещё алая луна, через оранжевый взошедшая в сырный жёлтый, и зависшая, запутавшаяся в собственно...лунно подсвеченных краешков фигурных тёмных облаков. И получилось высокохудожественное чудо.
В тот же вечер я прибухнула винишка, приобрела парочку курсантов-знакомцев на пляже, и замечательный большой красивый синяк, так и не прошедший за весь отпуск и до сих пор носимый мною, уже не синий, зато объёмный. Гордая шишка твёрдая. Также стрельнула сигарету у каких-то прекрасных дам, посидела там где потом оказалось что было нельзя, но я ведь УЖЕ, так что ж теперь? - и потому снова села и опять посидела, отряхивая песок с ног и зашнуровывая на них кеды. И никто не смел прогонять, потому как чем скорее соберусь - тем быстрей уйду.

И писала, что в самолёте над Беларусью облака показывали словно из сладкой ваты, а над Украиной - попкорновые. И ещё была шаурма, но невкусная. И это уже не в самолёте. Вовсе.

***

По вечерам повадилась ходить как есть. Смывала макияж - и гулять на пляж.
Да-да. Я крашусь на море. Днём при параде такая, с бровями и ресницами, да в тоналке. А вечером каждый раз - да пошло оно! - уже умылась, а гулять охота. Ну и ладно.

Один раз у меня даже случился завтрак на террасе с видом на утренне-свежее, на солнце блестящее море - в том самом "Шпинате", мы ели сырники, присыпанные малиной и орешками, кособокие яйца пашот и всякое там ещё не помню что, и я пила холодный чай, приготавливая его из обычного фруктового, глупейшим образом добавляя сначала лёд, а уж после - рафинад, и он ни в какую не таял, и...


...После были обедные ужины, и тоже терраса, и тоже море, и куда менее опрятно и красиво, зато совершенно безлюдно на нашей высоте в такое время, когда все уже пообедали, но ещё не собрались ужинать, когда большинство на пляже уже, а может даже ещё. И мы сидим такие. С мохито.

***

Вспомнила детские привычки - они не искоренимы, и вот я, где б ни шла, завидев ракушки. начинаю их усердно собирать.

Море подарило мне бандану. И изрезало ноги теми самыми, что я собирала, острыми, и в большом количестве. Но я же тут о хорошем - давно думала, где б купить бандану, и тут... Красную. Которая позже высохла и оказалась розовой, но оттого не стала хуже, мне так даже больше идёт. Такая вот удача. А до того, как осознала и прочувствовала все повреждения кожи ножек, я обдирала с их подошв, со ступней то есть, при помощи ракушки намертво прилипшие обломки её - не ноги, не ступни, не подошвы, а домика моллюска - собратьев. Ракушечный педикюр изобрела, говорю. Правда, весь вечер не очень могла ходить и мазала пострадавшие конечности кремиком, но стартап таки записала. И ещё один бизнес-мысль был у меня - глядя на "поцелуй угла кровати", придумала делать временное тату... набивать... синяк. Фигурным штампом. Сильно-сильно ударять - и будет вам картинка, пока не рассосётся. Больно, конечно, зато быстро. Так-то нормальную обычную татуировку бить час, а нашу временную бить - один раз.

В последующие дни мозг отключился напрочь и уже ничего такого не изобретал. Исправно без панамки лежал на пляже. Нормально всё.

Употребляла дыни и вино. Мазала ушибы несимпатичным гелем, прибавляющим к их первозданной синеве интересненькой желтизны. Постепенно она появлялась там и без геля. Я разглядывала свою ногу и говорила маме - смотри, смотри, мой синяк красивый как мечта! А он и правда как только не переливался...

***

День этак на третий я обгорела. Ну конечно, SPF для слабаков, солнца не видно - значит его и нет, и другие заблуждения девочки, которую ничему жизнь не учит. Было ж ведь уже такое. В той же Турции. И вообще. И вот - самое страшное на спине, и там где всё лето были кеды, и ещё ляжки, до того скрывавшиеся под юбкой. А остальным частям ног и рукам с плечами - хоть бы хны.

***

Из заметок об этом:

"Кто-то мажется солнцезащитным кремом и идёт на пляж. Я же считаю, это для слабаков, иду как есть, лежу там до обеда, после него обнаруживаю что красная как рак и мажусь пантенолом весь вечер, потом каким-то чудом даже не думаю облазить и оказываюсь загорелая настолько, будто всё лето только и делала что солнечные ванны принимала. Так было года четыре назад, однажды в мае на даче у бывшего - я пролежала полдня на крыше гаража с тазиком под боком, обрызгиваясь из него, когда начинала совсем пригорать и растекаться, - и получила на всё лето вполне приемлемую золотистую так сказать корочку. А так я загар не люблю. Ходишь потом как холоп. Фу. Но стройнит, конечно, знатно."

***

"Мама ещё с утра засобиралась в кино тут пойти. А я не хочу второго Дэдпула смотреть при таких отягощающих обстоятельствах типа соседей по кинотеатру, жующих и шуршащих, кашляющих и галдящих со всех сторон. Я хочу спокойно, внимательно, дома. А мама не знает даже кто таков Дэдпул, первого и не видела, и вот я ей на пляже, пританцовывая, рассказала примерно, че да как... А потом вечер, уж близится сеанс, и я что-то сразу так заскучала, по маме-то. Она ещё не ушла даже, а я уже. А она тут и говорит - я могу и не ходить. Что-то смотрю ты приуныла. Пойдём лучше вместе гулять. А я такая - ого, как ты заметила! А я даже не говорила ничего. Собиралась идти в одиночестве пить вино на темном пляже. Из бутылки вот прям. Опять. В итоге всё так и сделала, только с мамой. И не в одиночестве, а в невидимой в ночи, зато отлично слышимой, толпе. И вот вспоминаю я вслух - с мужиками у меня вечно так было. Уже ходишь думаешь - надоел он так, сейчас бы одной побыть... А как только этот Он что-нибудь такое запланирует куда-то пойти, тебя покинув, тут же начинаешь по нему смерть как скучать. А они никогда не понимали, думали я их назло никуда не пускаю от себя. А мама вот взяла и поняла всё сама. Так что в жопу мужиков, мама рулит."

***

"Ходили на пляж тёмно-ночной под луной. По морю к ней дорожка - блещется, плещется. Сидели прямо на песке, я с вином и обе с кусючими мошками. Романтика. Недолго".

Вкусное мороженое, фруктовый клубничный лёд в оболочке из пломбира, а не наоборот, как я привыкла, и моя хохотливая истерика после маминого обыденно-спокойного "тиха украинская ночь... но сало надо перепрятать".

Сухое дерево протягивает голые подсвеченные фонарём острые ветви в тёмное небо в надежде обнять светлеющий там круг луны, я показываю всё это маме и объясняю, что похоже на Хэллоуин - и тут мужик на соседней террасе куривший кааак сорвется, как подскочит, как давай смотреть туда тоже. Смешновато. Было. Нам. Чуть не лопнули, прикрывая рты ладошками приличия ради. Не так-то просто умудриться лопнуть тихо.

***

Так я подолгу купалась в море. Удивительно. Ведь не умею же плавать, чего там тогда ловить-то? А я - волны. Вернее, это они меня подловить пытались, а я изо всех сил прыгала-скакала, не давала намочить мой коротенький топик, в двенадцать лет купленный и столько же со мною проживший, и до сих пор подходящий, по-морскому тёмно-сине-бело полосатый и с закрытыми плечами, чтобы больше ничего не подгорало, и вот я не планировала, зашла только ножки помочить, а в итоге помочила всю себя от кончиков пальцев до кончиков волос, только плечи сухими и остались.

***

А ещё оказалось, я умею храпеть. Тихонько. По-принцессьи. Прибухнувши да на спине оказавшись. Жуть. Вот и спи после этого не одна в помещении. Правда, всего раз такое случилось, а после, сколько ни пила и как ни спала - подобных нареканий боле не было. Так что может... не знаю что.
Ещё родительница поведала, что днём, намакияженная, с причёской и вообще при параде, я сплю тоже на спине, чинно-благородно, царственно даже, аки мумия, такая как раз в белой простыне и ручки на груди сложив. На деле же я просто чтоб подушку не пачкать и не размазывать лицо. Ещё и ротик, говорит, приоткрыт. А на пляже доложила всё та же наблюдательная натура, что глаза у меня очень зелёные. Много, в общем, о себе узнала я.

***

И снова ножки мочу по грудь, и собираю стайку зрителей, позируя на фоне моря, и морщу нос в одной кафешке, потому что не нравится её величеству, видите ли, атмосфера с мусором, а в другой ресторанчик отказываюсь заходить, потому как не желаю, понимаете ли, шансон, по соседству распевающий, слушать.

И опять мы с ночью приходим на пляж, она - в пайетках звёзд, я в рваных джинсах и полупрозрачном джемпере на голое тело. Дефилировала у кромки моря, и волны целовали и гладили каждый мой шаг. Долго стояла в самом начале пути под названием лунная дорога. До самого горизонта она серебристо рябила, и только по ней и можно отличить море от неба и узнать, где же там они сливаются в чёрное единство. Полная, без прищура, хмурится облаками, но исправно следит, глядит...

"...Я, честно говоря, раньше не собиралась колоть себе что-то такое в губы, чтобы они стали больше. И теперь не собираюсь.
...Очень давно такого не случалось. чтобы кто-то кроме меня самой кусал мою губу. А сегодня вот случилось. Посмел, бесстыжий...
Комар. Не спрашивайте. В верхнюю. И вот... Нет, не лучше стало. Не идёт мне такое. Не моё. Пухлые губки делают и без того мило-детское обличье совсем уже переборнутым. Перебранным. Ну, как это - словообразовать прилагательное от слова "перебор"? Синоним к слову "излишество", короче.
Накачивать себе что-либо, говорю, не планировала я. И теперь не планирую."

***

Мама делала мне по утрам чаи в мензурке (в нормальной то есть чашке, обычной, которая двести). И бутерброды, чтобы было что поливать сгущёнкой. А потом заходила в море и странно прыгала. А я говорю - что это за странным стилем ты плывёшь? А она аж обсмеялась там вся. А я тоже так же поплыла. Оказалось неплохо. Веселее только вокруг своей оси кружиться, расставив руки, чтоб проносились по воде и делали фонтан из брызг большой красивый.

***

И играем мы на пляже опять в эти словесные, когда надо три никак меж собой не связанных объединить в одном предложении. И получается:


- Звезда, песок и книга
"Звезда российской эстрады Филипп Киркоров, лежа на белом песке Мальдив, читал книгу о кулинарном искусстве". Это скучно, давай другие.

- Цепь, мамонт, борщ.
"Каждый уважающий себя пещерный украинец должен держать на цепи сторожевого мамонта, который стережёт его борщ".

- Баррикады, герцог, тьма.
"Во тьме средневекового замка, перебравшись через баррикады из тел неудавшихся захватчиков, сложенных перед рвом, герцог Иван Петрович крался в покои принцессы".

***

А потом ветер, обещающий шторм, и молнии покалывают горизонт, а мы снова сидим на песке и попиваем из горла пузатой бутылки розовое шампанское.
Пантенол. Карамельно-пористая шоколадка слишком сладкая, сыр косичкой слишком солёный, а вместе - вполне есть можно.

***


Большие плоские чебуреки, сдобные пирожки с яблоками и грушами, жутко невкусные мидии и ненастоящая чурчхела... Пляжные продавцы лет девяти от роду с шикарно поставленными голосищами, и взрослые, совсем обленившиеся и обзаведшиеся рупорами...

Сон на пляже. Под музыку, под вечерними нежными лучами, поглаживающими с затылка.

Бесконечные, хотя и быстрые, регулярные сборы чемоданов и переезды. Пасьянсы по вечерам, потрёпанная колода и пустая голова.

Ранние - аж непривычно - подъёмы. И не особо ранние отбои. И дневная дремота. И кошмары, кошмары, кошмары, когда ком в горле и задыхаешься, переживая раз за разом одно и то же...

***

Итак, последний день пляжного отдыха. Решила я эффектно так пройтись по пляжу в пудровой, под цвет песка, длинной юбке, тельняшке и босиком, в одной руке телефон с наушниками, в другой - пузатая бутылка розового шампанского... Поразить воображение местных деревенских обитателей. Но комарам это не интересно. Другие, говорю, интересы у комаров. И вот я иду такая, развеваюсь. Не на ветру, а потому что быстренько. Успеваю пройти отельный пляж туда-сюда, из стороны в сторону, огибая таких же не дураков поромантичничать поромантичиться романтизироваться короче не дураков (синоним любитель) романтично прогуляться. Даже замечаю, что в этот час небо перетекает в море, и цветом они полностью сливаются, и горизонт как нарочно в дымке в тон, и отличается только степень подвижности, которая сверху не-, а внизу - неустанно рябит. И вот вся моя роковая, или там летящая, или хотя бы задумчивая походка оказывается ну вообще не драматичной, в ускоренном режиме с постоянными почесываниями. Поразила воображение, ага. Шокировала кровососущих насекомых. Только не одеждой, не походкой и даже не бутылкой, а своим расчудесным ароматом, не приглушенным никакими репеллентами. И скучно, и грустно, и с морем попрощаться не удалось. Хорошо что в Одессе оно тоже есть, так что ещё увидимся. На днях.


***

Таки Одесса.

Неудача. Удача. Мрамор и ковры, хрустальные многоярусные люстры и швейцары, мягчайшая белейшая сатиновая постель... Вместо старого дома, где во дворе-колодце с превеликой акустикой у соседа на балконе живут громколайские псы. Я психую и ухожу, раз до сих пор не сделали уборку и даже предыдущие не выселились. И находится этот отель - мне его всё время хочется назвать "Македонский", хотя на самом деле он вообще-то "Александровский" - отчего-то мне всё время хотелось его неправильно величать - как раз из-за величия, возможно... И тут же бронируется и пешком приходится, потому что рукой подать, даже если в ней и чемоданы. А тут в подарок вдруг - вместо стандарта почти люкс дают. Таки везение.

Попозировав поскорее в бело-махровом халате на кровати, которая легко вмещает меня в полный рост вытянутую хоть вдоль, хоть поперёк...


...И, не успев попозировать с бутылкой вина в ванной в стиле тамблер-герл и алкотрэш, отложив это на попозже и так потом и не воплотив идею в жизнь...

Гулять.
Фраппучино - побольше молока, поменьше кофе - в итоге от второго только привкус, и кокосовый сироп, и банка-кружка как у Юли, даже лучше.
Чудесный кафешный интерьер с замысловатыми картинками и креслом-чемоданом, и канарейка... я думала это техника какая-нибудь пищит, например касса, а потом оказалось что техника системы птичка в клетке скачет и вот так. Мама говорит, это в машинах так автопарковщик делает, или как его там зовут. Так что канарейка, выходит, парковалась без конца. И даже таки получилось у неё, и стихла, и ела.

***

Мы коллекционировали одесские дворики, заходили во все доступные, не запертые глухими воротами да калитками с кодовым замком, даже в подъезд один наведались, и фотографировали, фотографировали... И ели посреди улицы эти тоненькие колбаски, кабандос что ли их, с тостовым таким квадратно-свежим батоном. А после - на террасе очережной кафешки с живой музыкой, гитаристами-противоположностями, живым улыбчивым тепло поющим и нежно смотрящим и прямым строгим аккуратно играющим. Невкусная паста маринара, гирлянды круглых лампочек над головой и свечка на столе, и ночь спускается в мой стакан со слишком сладким имбирно-лавандовым лимонадом... Без лимона.

***

Водитель советского пучеглазого трамвая в по-пиратски повязянной бандане.

Впервые вижу, чтобы автомобили наравне с трамваями передвигались по их путям, по рельсам. Единой пробкой паровозной стояли и рывками проезжали вместе все.

В моде маленькие собачонки, торчат во многих подмышках и мелко-мелко смешно семенят своими лапками на поводке.
***

Долгая прогулка в контрасте света и теней залитых сквозь решето платановых, начинающих уже опадать с шуршащим грохотом, листьев, аллей.
(Очень сложное предложение, поди разбери. В математике тут бы были скобки на скобках. Но в целом всё ж понятно, что за итог, рисуется ведь картинка?)

А мы устали. Прямо где-то за оперным театром упали в кафе и восседали у фонтана, большой такой, природной угловатейшей формы, неотёсанный камень-скала, а на нём - гладенькая маленькая девушка-скульптура, а у нас лимонад и найден вайфай, ради которого и пожаловали, и вызван убер. Пока присасывались к ресторанному интернету, мамин айфон ни на что не реагировал, тупо белый показывал экран и никаких вопросов или объяснений, и тогда я взяла попробовать разобраться и говорю ему - ты дурак? А он такой сразу - "Пароль?" Сири, говорите?

***

А на второй день Одессы весь её шарм куда-то делся. Оказалось, что архитектура прекрасная обрушиться готова прям тебе на голову, о чём неприметно предупреждают на обычных бумажках напечатанные, в плёночные файлы запечатанные и к старинным дверям и окнам прилепленные таблички. Пахнет мочой. На асфальте пыль и ещё бохвестьчто, липкое и некрасивое. Люди... беда. Культура? Вежливость? Этикет? Не слыхали. Кто бы эти прекрасные дома не строил, живут в них всё равно хохлы. Простите, простите. А можете и не прощать. Я просто теперь считаю, что Украина - это болезнь.

И вот три последних дня я практически не выхожу из номера. Завтракаю в отеле. Ещё немножко сплю. Что-то почитываю и гляжу. Наслаждаюсь тишиной и принесёнными мамой в клювике перекусами. То цукаты жую, то грызу фисташки. То клубнику сладчайшую. И ничего мне больше не надо. Нагулялась. Насмотрелась. Не хочу...
Порой ненадолго таки выхожу, радуют только лимонады - то огуречный, то клубничный, то обычный, то кокосовый в стакане-черепе, под поехавшей вдруг крышей кафешной террасы и струями ледяного пара - такой вот кондиционер для улицы, микроклимат этакий. Грызу лёд, вылавливая его привезёнными с собой адж из Беларуси китайскими палочками. А потом заказываю его прямо в номер принести, вернее прошу маму попросить, и съедаю полведёрка, рассчитанного на запихивание в него бутыли шампанского наверно.

***

Однажды вечером на тёмной улочке мы натыкаемся на погасшее закрытое кафе, периметр которого увешан, словно шторами, бахромой из цветных лент, которые развеваются на ветру, а в центре там за столиком сидит какой-то мужик и курит, и всё это создаёт такой потусторонний вид, что мама тут же проводит параллель и нарекает сие неработающее заведение общепита "летучий голландец", а я, пожевав и перекатив это пару раз на языке, выдаю "летучий хохландец", и опять нам очень весело. И цикады.

***

А мама побывала на экскурсии обзорной в автобусе-паровозике. Пришла, рассказывала...

Екатерина II приказала строить типа как Питер, только южный.
Сначала на месте Одессы было три дерева. Степь и пыль.
Грязь жуткая. Даже какой-то поэт писал, что шесть недель в году - а может, он писал, что три месяца? или даже четыре? - Одесса стоит по колено в грязи. Или не было там про колено? Это, кажется, был таки Пушкин. Был тут в ссылке.

И первые горожане, кто где бывал и ездил, отовсюду привозили по булыжнику, по камушку, и потихоньку так мостили свои улицы.
Изначально из-за таких условий город специально проектировали так, чтоб ветром с них всю пыль выдувало. Строго квадратно всё, параллельно и перпендикулярно, улицы - беспрепятственный сквозной проход для воздушных масс.
Трёх деревьев, конечно, было мало,  и почти все теперешние там деревья - двухсотлетние акации и платаны - заморские, их саженцы на кораблях привозили. Один хороший человек так и вовсе выписал себе целый сад, уйму денег туда вбухал, особенно за воду, чтобы поливать, чтоб росло - в общем, сделал красоту и чуть ли не разорился, а потом отдал своё творение в общественное пользование, и стал это городской сад, заходи гуляй кто хочешь, с одним только условием - чтоб не пьяный.

А ещё там воды не было пресной. Вообще. Совсем не было. И потому строили специально эти их дворы-колодцы, и во дворах - колодцы, чтобы дождевая вода со скатов крыш лилась и собиралась, и её тогда использовали для хозяйственных нужд, а питьевую в единственном источнике брали, именовавшемся "Фонтан". Её возили по городу и продавали дорого, а самые ушлые новоявленные одесситы набирали дворовую, фильтровали-очищали как могли и тоже втюхать пытались под видом питьевой, а люди брали, пробовали, морщились, кривились и говорили - "Не... Не Фонтан!"

***

А ещё фотографии есть. Для тех, кто сам представить не может. И для тех, кто может, тоже - ну, чтоб сравнить. Похожа ли пляжная я из их воображения на настоящую меня у моря.


Начну, опять-таки, с телефонофото. Если кому интересно лицо рассмотреть, так они все кликабельные.















А дальше подтверждение, что камеру с собой в кои-то веки в отпуск возила не зря.
Для разминки коллажные хиханьки-хаханьки.






Трусы поправила, идём дальше.







На этом разминка всё, дальше я модель-сардель, листайте осторожно.
























(Та самая бандана, кстати! Которая подарок.)


Ну, хиханьки с хаханьками не то чтобы совсем всё, это я... пошутила.


Знаете, есть такие люди, о которых говорят "в жопе веник". так вот... я не в жопе, я просто веник, понятно? и вообще, это только для фото.



Ну и хватит пока на этом, правда?
* * *